Даниил Константинов. Фото: ria.ru
  • 25-07-2014 (10:49)

Показания наобум

Главный свидетель по делу Константинова "услышал плевок", "мельком" видел нож и "предположил", что убийца — подсудимый

update: 25-07-2014 (10:54)

В Чертановском районном суде Москвы выступил основной свидетель обвинения по уголовному делу националиста Даниила Константинова Алексей Софронов. Он уверенно говорит, что убийство его друга Алексея Темникова совершил подсудимый, но как произошло преступление описать не может, и путается в показаниях. Несвязная речь свидетеля и его многочисленные ляпы в показаниях вызывали смех на заседании не только слушателей в зале, но и у судьи. Только прокурор, держась за голову, сидел без эмоций и часто поглядывал на мобильный телефон.

Константинову инкриминируют ч.1 ст.105 ("Убийство"), он находится в заключении с 22 марта 2012 года. По версии следствия, вечером 3 декабря 2011 года около выхода со станции метро "Улица академика Янгеля" Константинов в ходе ссоры с 24-летним Алексеем Темниковым несколько раз ударил его ножом, а затем убил.

Многочисленная группа поддержки подсудимого уже ожидала начало заседание. Кроме них у двери зала стояли двое мужчин, которые держались от остальных отстранено. Отец подсудимого Илья Константинов сразу заметил, что это сотрудники из Центра по противодействию экстремизму.

"Они часто ходят на наши заседания, на первых слушаниях приходила целая толпа "эшников" и занимала весь зал, чтобы остальные зрители не могли пройти", — пояснил Илья Владиславович.

Политзаключенные
Реклама
Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

Он попытался поговорить с мужчинами, для какой цели они пришли в суд.

— Вы случайно не на процесс Даниила Константинова пришли? — спросил Константинов-старший.

— Не знаю, — тихо ответил мужчина.

Но как только в зал начали пропускать, предполагаемые "эшники" пытались первыми занять места. Путь им преградила мама подсудимого Галина Константинова и ее подруга.

"Эшники сильно разозлились на нас, что их не впустили в зал. Потом на улице меня и мою подругу они обматерили", — с улыбкой вспомнила этот инцидент мама подсудимого.

Последним в зал завели главного участника сегодняшнего процесса Алексея Софронова. Его доставили прямо из следственного изолятора. Как оказалось, сейчас он отбывает наказание в колонии за кражу.

Как выяснили адвокаты Константинова, он уроженец рабочего поселка Вача Нижегородской области. Еще со школьной скамьи состоял на учете в детской комнате милиции, не окончил среднюю школу и не имеет профессии. В 14-летнем возрасте получил первую судимость.

В марте 2012 года после нескольких допросов свидетель попросил госзащиту, написав в заявлении, что ему поступали угрозы со стороны тогда уже арестованного Константинова. Следователь удовлетворил просьбу.

В июле того же года Вачский районный суд Нижегородской области признал Софронова виновным в серии краж со взломом, совершенных группой лиц по предварительному сговору, и приговорил к трем с половиной годам условно с двухлетним испытательным сроком. Спустя два месяца состоялся еще один суд над свидетелем и его снова признали виновным в новых кражах со взломом. Но и в тот раз Фемида проявила свою удивительную снисходительность — Софронову снова назначили условный срок на три с половиной года.

Позднее суд все-таки изменил ему условный срок на реальный после очередной кражи, которую он умудрился совершить под госзащитой. Примечательно, что Софронова посадили в колонию сразу же после того, как он дал показания против Константинова на прошлом процессе в ноябре 2013 года.

В суд Софронова доставили из "Матросской тишины" с двухчасовым опозданием. Завели в зал в наручниках и подвели к трибуне перед судьей. Рядом, прикованный к Софронову наручниками, находился конвоир. Одетый в серую робу и рваные джинсы, Софронов старался ни на кого не смотреть, стоял, опираясь на трибуну, с опущенной головой. Его показания для гособвинения — главный и единственный аргумент вины Константинова.

В ходе допроса свидетель заявил, что опознал подсудимого, хотя так и не взглянул на него. Отвечая на вопросы защиты, Софронов неразборчиво и запинаясь пытался рассказать события того дня. По его словам, он вместе с другом Алексеем Темниковым находились в вестибюле метро на станции "Улица академика Янгеля". В какой-то момент на них напала группа молодых людей из пяти человек. Завязалась драка, в которой участвовал и свидетель. По какой причине завязалась ссора, Софронов не смог объяснить. Сказал лишь, что нападавшие явно были скинхедами.

— В порыве страсти он [подсудимый] и Темников вышли на улицу, у подсудимого появился в руках ножик, — сказал Софронов.

Он в этот момент оставался в вестибюле, в это время другие молодые люди его оттащили в сторону и порезали ему руку. Какие-либо подробности свидетель не мог рассказать, говорил кратко или вовсе не отвечал. Между тем показания по этому делу Софронов давал не первый раз. Однако каждый раз в его показаниях появлялись новые подробности.

Первоначально на предварительном следствии Софронов говорил, что убийца якобы плюнул на куртку его друга. Потом в суде во время допроса сначала сказал, что плевка не было, а потом слюна на куртке Темникова снова появилась. Хотя при проведении судебно-медицинского исследования эксперты не обнаружили биологические следы слюны на вещах убитого.

— Так был плевок или нет? — спросил Константинов.

— Ну, был плевок, слышал его, — неохотно ответил свидетель.

— То есть как услышали? Все-таки не видели плевок? И как на слух определили направление плевка?

Но никакого внятного ответа не последовало.

— Что нам записывать в протокол? Поставлен четкий вопрос, видели ли вы плевок или нет? — не выдержала судья Юлия Черникова.

Свидетель стал жаловаться, что он испугался того, что следователи могли "повесить" на него убийство Темникова, поэтому решил придумать версию с плевком. Хотя от представителей следственных органов угрозы ему не поступали, отметил в своих показаниях Софронов. 

Потом свидетель не мог пояснить, где непосредственно наносился смертельный удар ножом. Софронов сказал, что видел замах руки, однако не смог разглядеть, как производился удар. Несколько раз он менял показания, в каком месте убийца достал нож. Сначала, по словам свидетеля, преступление произошло в вестибюле, потом он сказал, что снаружи, затем — у входа, потом и вовсе Софронов заявил, что Темников и преступник в момент убийства находились в дверном проеме. Только как двое мужчин могли в уместиться в дверях, свидетель не пояснил.

Несмотря на то, что Софронов не видел момент преступления, по его словам, он смог "мельком" разглядеть нож, детально нарисовал его следователю и назвал точные параметры лезвия.

— Как вы мельком смогли запомнить нож? — поинтересовался Константинов.

— Боюсь я всю эту хрень. Вот так вот, запомнил и все, — ответил свидетель.

— Как вы нарисовали рукоять ножа? — спросил адвокат Денис Зацепин.

— Ручку ножа просто нарисовал. 

— Кто вас просил нарисовать нож? — следующий вопрос последовал от адвоката Валерия Шкреда.

— Мужик какой-то.

— Это был следователь или не следователь? — не поняла ответ судья.

— Не помню.

Неразбериха произошла и при исследовании рисунка, который нарисовал свидетель. Первоначально он утверждал, что между лезвием и рукояткой он изобразил одной полоской гарду ножа (фиксатор, не позволяющий руке соскальзывать на рабочую часть клинка — прим. Каспаров.Ru). Потом, отвечая на вопросы прокурора, Софронов уже стал утверждать, что на рисунке он с помощью этой полоски разделил лезвие ножа и рукоятку.

— Что же это все-таки такое? — судья показала рисунок свидетелю, указывая пальцем часть рисунка между лезвием и ручкой.

— Полоска, — решительно ответил Софронов.

— Пять минут назад это же был ограничитель, — заметил Зацепин.

— Вы помните следователя Алтынникова, которому рисовали этот нож? Как он выглядит? — спросил Константинов.

— Человек как человек: две руки, две ноги, — ерничал Софронов.

Потом подсудимый спросил и про других следователей, которые допрашивали свидетеля. Но Софронов также ничего про них не мог вспомнить.

— Вы запомнили, как выглядел нож, но не смогли запомнить ни одного следователя — недоумевал Константинов.

— А зачем должен был их запоминать? Каждому здравому мужику нравятся ножи, — ляпнул свидетель.

После этой реплики весь зал засмеялся.

Как потом пояснил Софронов, провалы в памяти у него возникли в связи с тем, что после событий декабря 2011 года, когда был убит Темников, прошло уже много времени.

— Сейчас я отсюда выйду, и снова ничего не буду помнить, — объяснил свидетель. Но своим показаниям просил доверять.

Однако как у него появилась госзащита, Софронов не смог сказать. Стоит отметить, что в этот раз в суде он заявил, что угроз ему не поступало, но о дополнительных мерах безопасности он попросил.

— Береженого бог бережет, — так прокомментировал причину, по которой попросил госзащиту.

Впрочем, в чем именно выражалась государственная защита и почему на прошлый процесс его приводили с автоматчиками, пояснять свидетель не стал. Позднее на процессе он снова поменял показания на этот счет.

— В первую очередь я защищался от адвокатов подсудимого. Они ко мне приезжали домой... Меня искали московские адвокаты, мне это сказала жена. Она врать не будет, — неожиданно заявил Софронов.

— Зачем они вас искали? — спросила судья.

— Чтобы показания поменял.

— Это ваши домыслы, — заметил адвокат Дмитрий Динзе.

— Дома я их не застал. Говорили, чтобы я сменил показания и отпустят.

— Вы уверены, что эти адвокаты приходили по этому уголовному делу? — уточнила судья.

— Да, уверен.

— Это кто-то из нас к вам приходил? — задал вопрос Зацепин.

— По ходу, это вы их наняли, — обратился ко всем защитникам свидетель.

— Почему вы раньше об этом не сказали? — спросил свидетеля Константинов.

— Пытался сформулировать.

Судья зачитала протокол составления фоторобота предполагаемого убийцы, который составил следователь Андрей Алтынников. Свидетель признался, что портрет преступника составлял "наобум". Согласно протоколу, у преступника на затылке есть волосы, а глаза светлые. Хотя Константинов лысый и кареглазый.

— Что значит наобум составили фоторобот? — спросила защита.

— У меня рука сохла, — пояснил Софронов.

— Что значит сохла?

— Болела после пореза.

— Чье это лицо на фотороботе? Вы меня пытались изобразить? — спросил Константинов.

— Не помню.

Далее председательствующая прочла протокол допроса, в котором свидетель рассказывал, как наносился смертельный удар Темникову. На прошлом процессе Софронов говорил, что удар ножом был нанесен сверху вниз, на этом заседании он поменял показания. По его словам, он не видел, как наносился удар, но видел как преступник замахивался с ножом на его друга. Свидетеля попросили объяснить противоречия в показаниях.

— Хотите, изменю позицию, — предложил свидетель.

— Не надо, — попросила судья. В зале снова раздался смех.

Председательствующая попросила разъяснить, как все-таки произошел замах с ножом. Но свидетель сказал, что ему сложно это пояснить словами и твердил одно и тоже, что преступник совершил "обычный прямой замах". Ни защитники ни судья так и не смогли понять, что имел виду свидетель.

— Вы издеваетесь? Какого рода был замах? — несколько раз повторила вопрос председательствующая.

— Обычный замах сбоку, — ответ Софронова.

Затем свидетель не мог определиться с местом преступления. Сначала замах с ножом он увидел в дверях, когда Темников стоял лицом к лицу с убийцей. Потом Софронов добавил, что этот замах видел на пороге перед входом в вестибюль, а затем сказал, что все-таки Темников и преступник находились "за дверями снаружи". По словам свидетеля, после того как ему порезал руку один из парней, которые находились в компании с предполагаемым убийцей, он вместе с другими молодыми людьми побежали в ту сторону, где произошло убийство Темникова.

— В таком случае, почему вы уверены, что Темникова убил Константинов? Это мог сделать тот же человек, что и ранил вас? — спросил Зацепин.

— Предположил, — лаконично отделался от вопроса Софронов.

— Уголовно-процессуальный кодекс прямо запрещает предположение, — заметил адвокат.

— Еще вопросы есть к свидетелю? — поинтересовалась судья.

Защитники попросили пару минут для перерыва. Но Константинов и его адвокаты пришли к единому мнению, что больше не имеет смысла задавать вопросы, свидетель и так все сказал.

— Все? Я могу быть свободен? — радостно спросил Софронов.

— Ну, этот вопрос не ко мне, а в Вачский районный суд, — закончила заседание судья.

Андрей Карев

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
  • 27-11-2019 (16:38)

Судья Сизинцева отказалась судить политзека Раджабова из-за территориальной подсудности

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...