Хочу призвать граждан либеральных и демократических убеждений, критически относящихся к выборным технологиям Алексея Навального, еще раз взвесить аргументы в пользу "Умного голосования".

Прежде всего, мы должны признать горькую истину: в лучшем случае мы можем рассчитывать, что в новой Думе нас будут представлять всего несколько (менее десятка) относительно независимых депутатов-одномандатников, относительно близких нам по взглядам. Но вполне возможно, что мы не можем рассчитывать даже на это.

И вот здесь мы должны признать вторую горькую истину: невелика потеря. Потому что даже если в Думу попадут три-четыре таких депутата, они не только не смогут ни на что реально повлиять — они не смогут даже использовать Думу в качестве трибуны. Их будут лишать слова, а потом и мандатов. Механизм отлажен.

Реально мы можем выбирать только из предложенного нам диктатурой набора ставшей уже традиционной "большой думской четверки". Когда впервые была сформирована Дума, состоящая только из представителей этих "партий", большой поклонник "хорошего Гитлера до 39-го года" Мигранян удовлетворенно сказал по телевизору: "Парламент стал однородным. Все четыре представленные в нем партии консервативные, патриотические (в переводе с миграняновского на русский — великодержавно-шовинистические), государственнические".

Точнее сказать — государствопоклоннические. Поклоняющиеся всемогуществу государства, вольного по своему усмотрению попирать любые права человека. Такое государствопоклонничество является ядром идеологии фашизма в любых его вариантах. Поэтому "партии" думской четверки вполне справедливо называют "четырьмя сортами фашистского дерьма". Объединяющие их принципы прямо противоположны принципам либерализма и демократизма.

Есть, правда, еще несколько мелких партий, пытающихся выступать в роли лояльной оппозиции, конструктивно критикующей отдельные недостатки путинской системы с позиций здравомыслия. Они избегают свойственной думской четверке агрессивно-мракобесной риторики, но по самым острым политическим вопросам либо вообще не высказываются, либо высказываются очень сдержанно и осторожно. Агрессивную антизападную политику проводить, конечно, надо, но более сдержанно и осторожно. Навальнистов бить дубинками тоже, конечно, надо, но не так больно. Тоже более сдержанно и осторожно. Такие сдержанные и осторожные, очень послушные "либералы".

Пара-тройка ярких личностей, прибившихся к этим партиям, теоретически может попасть в Думу по одномандатным округам. Но все они не имеют шансов переползти пятипроцентный барьер по партийным спискам. И не потому, что им мешает Кремль. Напротив, все они создавались в той или иной степени при поддержке Кремля, проявлявшего заинтересованность в существовании "партии послушных либералов" с минимальной фракцией в Думе.

Таких проектов было много, но ни один из них не "взлетел". Не живет "лояльный либерализм" в путинской системе. Эти партии оказываются не нужны ни тем, кто одобряет великодержавную и репрессивную политику, ни тем, кто ее осуждает. Независимо от субъективных устремлений участников таких проектов, объективно они играют роль спойлеров, растаскивающих недовольный электорат (хотя и не очень заметно).

Так выглядит диспозиция, если смотреть на нее "сверху". А теперь попытаемся взглянуть на нее "снизу". Недовольный электорат условно можно разделить на две неравные части, каждая из которых меньше лояльного электората, состоящего либо из идейных сторонников путинского режима, либо из конформистов, голосующих под той или иной степенью давления. Большая часть недовольных не осознает себя принципиальными противниками путинской системы и не готова к конфронтации с ней.

Эта часть недовольна лишь отдельными конкретными несправедливостями, с которыми сталкивается непосредственно. Проблемы агрессивной внешней политики и политических репрессий, как правило, мало волнуют таких граждан. Не то чтобы они эту агрессивно-репрессивную политику активно поддерживали, но и отторжения она у них не вызывает. Они не считают, что это затрагивает их лично, и стараются эти проблемы просто не замечать. Они голосуют за традиционные "государственнические" партии. Кто-то в силу собственных государственнических предрассудков, кто-то в силу все того же конформизма.

Меньшая часть недовольных — это "русские европейцы", приверженцы либеральных и демократических ценностей свободы, прав человека, парламентаризма. Они осознанно отвергают путинскую систему в целом. Новая Холодная война со Свободным миром, подавление политических прав и политические репрессии — это то, что возмущает их в первую очередь. О перспективе получения этой частью недовольных собственного представительства в Думе мы говорили в самом начале. Эта группа, в свою очередь, делится на навальнинское большинство и меньшинство всех остальных.

Вот к этому меньшинству всех остальных я и обращаюсь. Стратегия Навального — это попытка объединить снизу обе большие группы недовольных в общем протестном голосовании. Несмотря на то, что они не сильно любят друг друга и очень слабо коммуницируют. С тем, чтобы создать реальную угрозу потери думского большинства "Единой Россией". Вопреки отчаянным усилиям всех остальных партий этого не допустить и "выборы" проиграть.

Четыре думские "партии" устроены примерно одинаково. Их костяк (включая думские фракции) состоит из меньшинства высокоидеологизированных мракобесов и большинства безыдейных, беспринципных, послушных Кремлю приспособленцев. Но между этими четырьмя сортами фашистского дерьма всё же есть разница. В путинской имитационной системе они имеют фиксированные, достаточно жестко закрепленные за ними роли. Одна из них должна изображать "партию власти", а три другие — "политический плюрализм". Смена ролей не предполагается.

Путинскую диктатуру прикрывает картонная декорация, на которой нарисована партия "Единая Россия" в качестве "правящей партии". Лишить ее думского большинства означает опрокинуть эту декорацию. По большому счету, всю стратегию Навального можно свести к срыванию гибридных драпировок с путинской диктатуры. Заставляя ее рычать и кусаться, Навальный не дает ей окончательно превратиться в фашистскую тихо и незаметно. Он заставляет ее делать это при свете дня.

Пострадает ли сама диктатура от опрокидывания маскирующей ее картонной декорации? Безусловно. Для Кремля потеря "Единой Россией" думского большинства — это полная потеря лица. Это звонкая публичная пощечина. Это замешательство тысяч и тысяч мелких сошек и маленьких винтиков выстроенной Путиным машины принуждения к коллективной лояльности. И это выход из депрессии протестного движения, ощутившего свою силу.

Чтобы нейтрализовать угрозу этих последствий потери большинства в Думе "Единой Россией", Кремлю придется резко расширять масштабы фальсификаций, делать их более грубыми и явными даже при нынешних, крайне ограниченных возможностях наблюдения. И получить тот же скандал, только с другой стороны. То есть "Умное голосование" нацелено на дестабилизацию путинской диктатуры, на создание условий для политического кризиса при любой игре Кремля.

Я обращаюсь к ненавальнинскому "меньшинству всех остальных" среди "русских европейцев", потому что это те самые 2–3 процента, которых может не хватить для того, чтобы прокатить кандидатов от власти в большинстве мажоритарных округов. Обращаюсь с призывом еще раз взвесить аргументы в поддержку "Умного голосования". О других причинах поддержать "Умное голосование" я уже писал подробно в статье, которая так и называется: "Пять причин поддержать Умное голосование".

Александр Скобов

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Уважаемые читатели!
В последнее время система комментариев, существующая на нашем сайте, перестала работать благодаря очередным "улучшениям" со стороны Фейсбука. Мы пытаемся решить эту проблему. Будьте, пожалуйста, терпеливыми!
А пока можете оставлять свои комментарии в нашем Telegram-канале https://t.me/kasparovru
Спасибо, что вы с нами!