Процес по делу "Седьмой студии", Мещанский суд Москвы, 7.11.18. Фото: ТАСС
  • 09-11-2018 (14:31)

Серебренников рассказал подробности о работе и финансировании театральных проектов

update: 09-11-2018 (18:15)

В Мещанском районом суде Москвы 9 ноября продолжилось слушание по делу "Седьмой студии". На заседании рассматриваются дела художественного руководителя "Гоголь-центра" Кирилла Серебренникова, бывшего генпродюсера "Седьмой студии" Алексея Малобродского, экс-директора организации Юрия Итина и директора РАМТ Софьи Апфельбаум. Об этом сообщает корреспондент Каспаров.Ru из зала суда.

Слушание началось с решения об отводе представителя Минкульта. Не выслушав сторону обвинения, судья хотела удалиться в совещательную комнату для принятия решения. Один из адвокатов защиты напомнил, что забыли про сторону обвинения. После чего судья вернулась на место.

"Интересы лиц, которых я представлял на очной ставке, не противоречат тому, что я могу защищать потерпевшую сторону", — заявил представитель потерпевшей стороны Александр Лебедев. Прокурор также не поддержал ходатайство об отводе.

Судья Аккуратова отвод не удовлетворила. "Оснований для отвода не наблюдается", — заявила она.

НОВОСТИ
Реклама
Реклама

После этого продолжился допрос Серебренникова. В этот раз режиссер пришел в футболке Deus conservat omnia ("Бог сохранит все"). Адвокат спрашивал Серебренникова о государственном контракте, который был заключен в 2011 году. "В формировании этого пакета документов я не участвовал. Для меня это такой темный лес", — сказал режиссер.

Адвокат Харитонов задал ряд вопросов, которые относились к государственному контракту.

"Как составлялся перечень мероприятий, которые должны были выпустить, и как это обсуждалось с Минкультом?" — спросил Харитонов.

Серебренников ответил, что представлял список программ, учтенных вместе с кураторами. Они передавались генеральному директору. В списке были названия проектов и небольшое описание. По его словам, "в министерстве понимали, что это живое дело" и что туда могли вноситься корректировки".

Адвокат поинтересовался, как указывалась стоимость мероприятий. Серебренников ответил, что это были предварительные сметы.

"Соглашение о субсидиях писались людьми, которые имели опыт театрального менеджмента. Исходя из их опыта, они составляли предварительные сметы", — рассказал режиссер. Он добавил, что лично не участвовал в создании этих смет. В финансовых отчетах АНО (автономное некоммерческое общество), по словам Серебренникова, он также не участвовал. "Я подписывал список документов, где были по факту указаны состоявшиеся в жизни мероприятия, так как Минкульт хотел, чтобы я был доверенным лицом", — добавил режиссер.

"Кто, какое оборудование приобрел для АНО "Седьмая студия" и как это оплачивалось?" — задал вопрос Харитонов. Режиссер сказал, что ему это неизвестно.

"Существовал ли запрет на приобретение оборудования для "Платформы"?" — спросил Харитонов.

"Мне об этом неизвестно достоверно, но я когда-то слышал об этом разговоре", — ответил режиссер.

Серебренников рассказал, что самый дорогой реквизит на платформе — рояль. Режиссер отметил, что следователи на допросе почему-то очень сильно интересовались им. "Стоимость рояля около 5-6 млн рублей", — сказал режиссер.

Затем Серебренников стал объяснять, как составлялись сметы спектаклей. Он рассказал, что сначала генеральный продюсер расспрашивал его, что необходимо для спектакля. Затем генеральный продюсер встречался с остальными участниками, например, он уточнял у световиков, что им необходимо и т.д.

После этого он подсчитывал стоимость целого спектакля. Если сумма выходила больше, тогда Серебренников и другие специалисты предлагали способы, как сократить затраты.

"Известно ли вам, кому давались сметы для исполнения?" — интересовался адвокат.

"Они отправлялись в бухгалтерию", — ответил художественный руководитель.

"Вам известно, за какие средства были оплачены эти спектакли?" — спросил Харитонов.

Серебренников ответил, что, скорее всего, за счет субсидий.

"Известно ли вам о наличном использовании средств АНО "Седьмая студия"?" — спросил адвокат.

"Известно. Мы все получали зарплаты наличными", — ответил режиссер.

Адвокат интересовался, ставил ли Серебренников задачу использования наличных средств перед бухгалтером Масляевой.

"Нет. Мне было все равно, как деньги используются", — сказал Серебренников.

Затем адвокат начал спрашивать про организации, которые фигурировали в деле. Все названные компании были режиссеру неизвестны. Он также рассказал, что никакие договоры с ними не подписывал.

Адвокат также рассказал, что в АНО был проведен аудит. Он спросил у режиссера, в связи с чем это произошло.

"Это произошло в конце "Платформы". У нас встала проблема, что денег стало не хватать. Поэтому решили провести аудит. Мне казалось, что бухгалтер что-то там присвоила себе. Бухгалтер вела себя очень агрессивно во время аудита. На все вопросы отвечала, что ничего не знает. После этого у меня к Масляевой большие претензии", — рассказал Серебренников.

Затем адвокат ходатайствовал об ознакомлении с творческими отчетами. Как он объяснил, это позволит выяснить, было ли мероприятие, сколько оно стоило и кто в нем участвовал. Судья Аккуратова, просматривая отчеты, отметила, что на них нет подписей и печатей.

Адвокат Харитонов расспросил Серебренникова о спектаклях, которые были поставлены в рамках "Платформы". Он интересуется, кто участвовал, были ли выплачены вознаграждения участникам и покупался ли реквизит.

"Конечно, всем выплачивался гонорар. С этим разбиралась бухгалтерия", — рассказал режиссер.

Затем Харитонов просил исследовать предметы, которые были изъяты у Малобродского, а именно электронные письма. Судья читает себе под нос, поэтому содержание понять сложно. Предположительно, в них генеральный продюсер возмущался о своих доходах и задержке зарплаты. Он также писал о необходимых тратах на реквизит "Платформы" для будущих спектаклей и долгах проекта.

На вопрос адвоката, о каких долгах писал Малобродский, режиссер ответил, что это те долги, которые были взяты на открытие проекта. Он рассказал, что до открытия нужно было выплатить гонорары специалистам, которые приступали к работе.

"Вы присваивали какие-либо средства, которые были выделены для проекта "Платформа"? — спросил адвокат.

"Нет. Я только получал свой гонорар", — ответил режиссер.

Адвокат Итина спросил, как часто Серебренников находился в контакте с его подзащитным. Режиссер ответил, что в основном они общались по телефону, так как Итин работал в Ярославле. Также адвокат спросил, возможно ли поставить спектакль за безналичный расчет. Режиссер ответил, что он не знает.

Прокурор спросил у режиссера про бумагу, которую он передал президенту во время встречи. Прокурора интересовало, как она была оформлена. Режиссер пояснил, что он подробно описал проектирование, почему было бы хорошо запустить это в России.

Он также рассказал, что "Платформа" существовала 3 года. Из материалов дела стало известно, что Минкульт планировал и дальше субсидировать проект. "Однако в связи с приходом нового министра культуры проект закрыли", — рассказал Серебренников.

После этого прокурор ходатайствовал о приобщении к делу протокола об изъятых предметах, а именно переписке.

Режиссер отметил, что вся зачитанная переписка касалась "Гоголь-центра".

Продолжение заседания состоится 13 ноября в 9:30.

Анна Кей

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама