Хочу рассказать вам сегодня историю, прочитанную на днях в газете Die Zeit. История совершенно чудовищная и одновременно показательная. Речь пойдет о беженцах и опасности, которую они несут немецкому обществу. Сама Die Zeit говорит об этой истории так: "Это поучительная история о запуганной стране, которой достаточно одного предполагаемого преступления, совершенного беженцем, чтобы утонуть в буре ненависти".

Главный герой истории некий Хуссейн Х., прибывший в Германию из Ирака. С 11 лет работал на стройке и помогал отцу, занимавшемуся скотоводством. Свою жизнь в Ираке он помнит как "войну, террор и разрушение". В те редкие дни, когда можно было вообще выйти на улицу, он встречался с друзьями для того, чтобы "напиться и забыться". Уезжать из Ирака Хуссейн Х. тем не менее не хотел. Причина — первая любовь. Родители девушки узнали об этих отношениях, и жизнь Хуссейна Х. повисла на волоске. Отец собрал последние деньги, нашел перевозчиков и выдворил старшего сына из страны — это была единственная возможность спасти его жизнь. Таким образом, осенью 2015 года 17-летний проблемный подросток оказался на территории Германии.

В Германии происходит стандартная процедура — ему дают кров и еду и забывают о нем. 17-летний парень, один, без языка в огромном городе — Берлин полон соблазнов для любого немецкого подростка, не только для беженца. Как несовершеннолетнему Хуссейну Х. полагается присмотр сотрудника органов опеки, но людей в ведомстве нет, и Хуссейн Х. предоставлен сам себе. Проблемный подросток решает свои проблемы известным ему способом — наркотики, алкоголь, проституция, ночные клубы. Нехватка людей есть в органах опеки, но не в злачных местах — там достаточно немцев, готовых составить компанию, купить, продать или воспользоваться секс-услугами. Поэтому перебоев с алкоголем, наркотиками и деньгами у Хуссейна Х. в этот период нет. Примерно в феврале 2017 года Хуссейн Х. знакомится на Александерплатц с главной героиней этой истории, тогда 29-летней Таней Г. Таня Г., безработная с алкогольными проблемами, приглашает малознакомого Хуссейна Х. пожить у неё. Скромное жилище кажется Хуссейну Х. хоромами по сравнению с его комнатой в общежитии для беженцев, и он охотно соглашается переехать. Впервые у него появляется не просто кров, а дом.

Женщины играют большую роль в жизни мужчины. Неверный выбор бывает фатален. Как установит позже психиатрическая экспертиза, и Хуссейн Х., и Таня Г. Страдают синдромом Бордерлайна. Люди с таким синдромом отличаются импульсивностью, эмоциональной нестабильностью и искаженным самовосприятием. Часто они склонны наносить сами себе порезы и таким образом избавляться от стресса. Синдром этот достаточно известен и нередко встречается у проблемных подростков.

Таким образом, Хуссейн и Таня совместно напиваются, Таня постоянно изменяет ему, не особо скрывая этого. Время от времени каждый из них наносит себе порезы, "чтобы избавиться от душевной боли, когда становится невмоготу". К этому времени Хуссейн Х. попадает в поле зрения полиции — его подозревают в распространении наркотиков. 27 сентября берлинская полиция выписывает ордер на его арест, но арестовывать не спешит. Лишь четыре дня спустя, когда в квартире Тани Г. разыгрывается скандал — один из знакомых Тани требует вернуть ему денежный долг, а денег нет — полиция приезжает по вызову и арестовывает Хуссейна Х. И в этот момент Таня Г. рассказывает душераздирающую историю:

Она полюбила беженца, они уже 8 месяцев вместе, но он регулярно бьёт и связывает ее. Далее следуют подробности истязаний — как он наносит ей порезы бритвенным лезвием, поливает их смесью лимонного сока и соли, фотографирует ее мучения, пьет ее кровь и с проклятиями выплевывает ее Тане в лицо — психотриллер в берлинской квартире.

История попадает в СМИ, где ее радостно подхватывает партия АдГ. На своей странице в Facebook история излагается с соответствующими комментариями. Для возмущенных граждан под шокирующим текстом заботливо привешен линк с заявкой на вступление в партию — а кто еще спасет Германию от пришлых чудовищ?

Пока в интернете бушуют страсти, идет расследование. Судебный медик берлинской клиники Charité обследует порезы Тани Г. общим числом 29. Порезы подозрительно не похожи по форме на те, которые могло бы нанести потерпевшей третье лицо. В сопутствующем обследованию разговоре Таня Г. сама рассказывает, что часто наносит сама себе подобные порезы в области живота и правого предплечья. Но все остальные порезы — 100% дело рук Хуссейна Х. Судебного медика не убеждают эти объяснения, все порезы потерпевшей имеют одинаковую форму, типичную для порезов пациентов с синдромом Бордерлайна. Судебный медик сообщает о своих сомнениях полиции и назначает более подробную экспертизу. Эти данные теряются в море различных документов и всплывают совершенно случайно уже во время суда. Выписка из клиники Charité о необходимости более подробного обследования Тани Г. на предмет склонности к "продолжительному искажению реальности" также остается лишь очередной бумажкой в деле.

Семь месяцев спустя в процессе судебного разбирательства судья вызывает судебного медика для дачи свидетельских показаний. Судебный медик недоумевает, как дело вообще очутилось в суде — ведь по его мнению порезы потерпевшая с большой вероятностью нанесла себе сама, о чем он своевременно известил следствие. Все эти семь месяцев Хуссейн Х. находится в изоляторе временного содержания. Суд проводит необходимые обследования, Таня Г. дает показания повторно и 9 июля 2018 года суд наконец-то оглашает приговор. Ввиду результатов судебной медицинской экспертизы, а также противоречивых и меняющихся показаний потерпевшей суд признает Хуссейна Х. невиновным в причинении тяжких телесных повреждений. Прокуратура признает историю Тани Г. выдумкой. Хуссейн Х. признается виновным в торговле наркотиками, за которую предусматривается арест на 4 недели (Хуссейн Х. к этому времени находится под арестом более 8 месяцев). "Послушайте меня внимательно, — обращается прокурор в своей заключительной речи к Хуссейну Х., — держитесь в будущем как можно дальше от подобных женщин".

Хуссейн Х. получил урок. В заключении у него было достаточно времени подумать о жизни. Он настроен решительно — наконец пойти на курсы языка, устроиться на работу на стройке, зарабатывать деньги. Он не знает, сколько еще времени ему можно будет оставаться в Германии. Но он считает, что эта страна должна ему как минимум те 8 месяцев, которые он провел за решеткой.

Таня Г. счастлива и беременна — у неё новый друг, религиозный мусульманин, который обещает на ней жениться. Она носит теперь платок и гордо сообщает, что забеременела спустя 9 дней после ареста Хуссейна Х.

История совершенно дикая. Причем дикость ей придают не только чуждые нравы туземцев. Вполне понятен порыв родителей любыми правдами и неправдами выдворить непутевого сына из страны, в которой за внебрачную связь с девушкой грозит смерть. Также ясно, что в Германию прибывают не только прилежные дети, с готовностью начинающие обучение в техникуме и становящиеся там лучшими учениками (хотя и таких достаточно). Хотелось бы все же взять зеркало и, не пеняя на диких пришельцев, посмотреть на себя.

Мало впустить, дать еду и кров — людьми надо заниматься. Впустить людей и предоставить их самим себе в чужой стране — безответственно. Людей не хватает только в официальных ведомствах, но в криминальных кругах "волонтеров", готовых взять под свою "опеку" несовершеннолетнего Хуссейна Х., оказалось достаточно. Немецких женщин, пользующихся сексуальными услугами юного беженца, ничего не смущало и, в отличие от "испуганной женщины Райтшустера", они ничего не боялись. Немецкие мужчины также бесстрашно участвовали в алкогольно-наркотических оргиях наряду с несовершеннолетним парнем, не испытывая никаких культурных неудобств. Полиция проигнорировала мнение судебного эксперта — важнее было поработать на статистику и посадить неблагополучного беженца за решетку. АдГ не спешит давать опровержения — они собрали свой урожай новых членов партии на этой истории, истина и справедливость их не интересует. Сложно выделить кого-то одного из участников этой истории — все "прекрасны" по-своему.

P.S. Имена главных героев, скорее всего, изменены редакцией Die Zeit, как это принято в Германии в целях сохранения анонимности. Имя Tanja очень распространено среди немецких женщин. Поэтому, на основании имени нельзя делать выводы о принадлежности главной героини к русскоязычной эмиграции.

Алина Плитман