Посмотрела фильм "Донбасс" режиссера Лозницы. Смотреть боялась. Знала, что будет тяжело. Но стала смотреть и не могла оторваться до последнего кадра. Смотрела, как смотрят на жуткую рану – и смотреть страшно, и не смотреть не получается. Фильм закончился, а ты смотришь в уже темный квадрат экрана, охваченный ужасом. Нет, ничего нового про Донбасс я не узнала. Все, что показал в фильме режиссер, видела уже в лентах новостей. Отрывками. За четыре года, после 2014-го. Даже эпизод, где мужчину привязали к "позорному столбу" и на протяжении долгого времени избивали, над которым откровенно и гадко издевались местные жители... тоже не плод больной фантазий автора сценария. В жизни все так и было. А может и страшнее. Потому что мы все прекрасно помним – к столбу привязали женщину. И помним кадры, как ее били ногами в пах. Так что все в фильме – правда. Правда, о которой мы знаем. Но собранная в единое полотно, эта правда, тем не менее, не кажется нам обыденностью. Известные в отрывках документальных хроник эпизоды, в фильме не перестают ужасать, а наоборот, бьют в пах... как ту реальную женщину, привязанную к столбу.

Первое, о чем мне подумалось, когда пришла в себя после просмотра – а ведь это все ожидает Россию. Показанное в фильме (и реально имеющее место быть на Донбассе) - это часть большой картины. Один срез, один мазок, один пазл. Шариковы, скатившиеся в преисподнюю, превратившиеся в животных... считают себя вершителями судеб. Они не строят, а разрушают. И речь даже не о зданиях. Они разрушают последнее человеческое, что оставалось еще в людях, превращая их в безмозглых оголтелых животных (да простят меня животные, которые сейчас уже кажутся куда более разумными, чем люди).

Это даже не феодализм, не средние века. Это дикари, варвары (боюсь и варваров обидеть этим сравнением). Но я верю, что все показанное в фильме "Донбасс" – правда, "наши" люди именно такие – агрессивно-озверевшие. Кинь кличь и они разорвут. Не разбираясь. И такие живут не только на Донбассе. Посмотрела фильм Александра Расторгуева ("Дикий, дикий пляж. Жар нежных..."). Фильм документальный. Александр поселился в палаточном городке на море. И снимал то, что видел вокруг. Не ставил кадры. Не гримировал артистов. А снимал живых людей. И я четко увидела, что эти люди, которых снимал Расторгуев, эти россияне, один в один те же, которых вижу в фильме Лозницы "Донбасс". Эти люди будут вести себя также, как ведут себя на Донбассе "герои" фильма. Осталось совсем немного, пара шагов.

Расчеловечивание идет быстрыми темпами. Осталось дать отмашку, население готово к растерзанию последних думающих, понимающих, адекватных. Если Европа столетиями выпестовала в народах лучшее, если делала ошибки, то исправлялась (каялась, осуждала, наказывала), с кровью вырывала всю гадость из себя... то большевики и чекисты, начиная с 1917, наоборот, убивали все ростки человеческого, выращивая поколение шариковых и швондеров. В современной России швондер пока еще тормозит деятельность шариковых, он, швондер, не наворовался вдоволь, еще есть, что потрошить. Что потрошить и воровать в России всегда найдется, до последней рубахи с народа вместе с кожей содрать можно – народ стерпит... НО... возможно (?) устанет швондер управлять, может (?) решит уйти на "заслуженный отдых", тогда натравит он шариковых на оставшихся адекватов и друг на друга. Вижу картины Брейгеля и Босха. Вот это сейчас на Донбассе. И это ожидает Россию. Страшно об этом думать. Но фильм породил во мне именно эти чувства и не думать не получается.

Вспомнился фильм "Крым". Как принято говорить: небо и земля. "Крым" – чисто пропагандистский псевдоблокбастер про любоФФ. Отвратительные "фашисты-бандеровцы" (а кто еще?) не хотят отдавать Крым замечательным парням в зеленом, жгут и убивают мирных жителей. Земля горит под ногами... "Донбасс" – правда о людях, которые "защищают русский мир в Украине". Если "Крым" это дешевая и картонная постановка в угоду пропаганды Кремля, то "Донбасс" словно и не художественный фильм вовсе, а разрозненные документальные кадры из новостных лент, собранные в двухчасовой ролик.

Люди, показанный в фильме "Донбасс", "похожи на мифическую биомассу: вульгарные женщины, чахлые мужчины, бесконечный русский мат, все разговоры – только о ненависти и бутылке" (Егор Москвитин ""Донбасс" Сергея Лозницы. О чем фильм, победивший в Каннах"). И далее автор упомянутой статьи пишет: В фильме "Донбасс" есть всего три героя с симпатичными лицами, – немецкий журналист, украинский доброволец и русская старушка". ВСЕГО ТРИ. Остальные скорее не лица, а перекошенные злостью рожи. И, конечно, найдется множество критиков (не говоря уже о "простых" зрителях), кто будет говорить, что режиссер специально, в угоду украинской трактовке событий, извращает происходящее и уродует лица людей. Но, повторяю – я верю Лознице, потому что параллельно "Донбассу" посмотрела документальные (то есть абсолютно правдивые) кадры "Дикого пляжа..." Расторгуева. Это одни и те же люди!

У каждой из сцен "Донбасса" есть что-то документальное в основе, иными словами ни один момент фильма не выдуман. Но можно ли считать, что все там так ужасно. Может режиссер сгустил краски? Неужели нет там ни одного человеческого лица? Конечно, есть. Например, женщина, которая живет в подвале с другими людьми, которым жить негде. В подвале нет света, нет отопления, сыро. И вот туда врывается молодая и энергичная дочь этой женщины. Она приехала на Мерседесе, привезла сыр и колбасу матери. Но мать отказывается уходить из подвала. Она спокойно смотрит на истерику дочери, требующей уехать от "этих грязных бомжей" в "нормальный мир, где все хорошо, где есть дом..." Мать тихо говорит: " У меня нет дома". Возможно, кто-то поймет эту сцену не так, как поняла я. Но для меня прозвучал отчетливый посыл: для этой женщины "народный Донбасс" никогда не станет домом.

Есть там еще один человек с лицом, а не с оскалом. Он, правда, немецкий журналист. "Ах, немец, фашист", – радуются парни-защитники русского мира от фашистов-банедровцев. "Мы в 45-ом (мы???) разгромили нечисть на твоей Родине, а вот у себя под носом не заметили... теперь справимся и с нашими фашистами", – мужик несет жуткую и оскорбительную ересь. Во всяком случае на мой взгляд. Но немецкий журналист спокойно выслушивает. Затем задает вопросы мужчинам, стоящим рядом с картинно разодетым "казаком", в полном армейском обмундировании, откуда те... а те лишь хихикают и не отвечают на его вопросы, отсылают друг к другу. Нам-то понятно, откуда они. "Отпускники" из Рязани или Смоленска.

В фильме что ни кадр, то ощущение невозможного. Пару лет назад не могла себе даже представить (даже в черных снах), что такие вот разговоры могут происходить в реальности.

...Некая гуманитарная организация везет по городам и весям Донбасса мощи Чурилы Плёнковича. Требует три мерседеса и уазик. Чурило? Пленкович? Обещание помощи от этого "святого" каждому парнишке в бронежилете взамен на пребывание в отеле и сопровождение на мерседесах. Бред. Нет?

Бойцы отжимают у коммерсанта джип, а потом еще заставляют собрать оброк в 100 тысяч долларов (а как вы хотели? Народной власти нужно помогать!), а иначе придут к его жене и дочке в детский сад. Побелев от ужаса, он выходит с мобильным телефоном в бывший школьный спортзал, а там – гул голосов. По залу ходит человек тридцать таких же предпринимателей. Отнять машины и в придачу "бабло" – первая необходимость "защитников русского мира".

Кадры свадьбы и вовсе картинка-гротеск. Жених Иван Павлович Яичница из пьесы Гоголя "Женитьба" оказался в Донецке. Но вместо свадебных генералов теперь на свадьбу приглашены полевые командиры. Времена меняются. В худшую сторону.

"Донбасс" – это едкий портрет общества, в котором человеческие взаимоотношения деградировали до варварства, более напоминающего позднюю античность, чем так называемый современный цивилизованный мир", – пишет о фильме Variety. О каком цивилизованном мире речь? Не читая этой статьи, я сразу написала, что происходящее на Донбассе – это возвращение даже не в средневековье, а в более ранние, дикие времена. Во времена, когда люди не знали еще ни стыда, ни совести.

"Лозница показывает общество, разъедаемое коррупцией, вымогательством и беззаконием, разделенное и находящееся под властью воюющих между собой бандитов", – справедливо пишет влиятельный портал Roger Ebert. Именно так. Беззаконие (еще есть отличное слово – беспредел!) бандитов. Конечно, точно, как в доклассовом обществе.

"Нет никаких сомнений: Лозница видит "Новороссию" территорией тотального абсурда, съемочной площадкой нелепого фарса, который мог бы даже показаться смешным, если бы речь не шла о реальных человеческих жизнях", – написал Алексей Тарасов. Смешным мне лично все это не кажется. Именно потому, что я знаю точно... все так и есть. Знаю, но не могу поверить, что люди могут так деградировать.

"Этот распад, эта дезинтеграция когда-нибудь закончится или всё совершенно безнадежно?", – спросила Сергея Лозницу в интервью на Радио Свобода Елена Рыковцева.

"По большому счету, это безнадежно, поскольку единственное, что может остановить, – это воспитание, образование, то, чем меньше всего занимаются. Дело не в экономике, а в состоянии сознания", – ответил режиссер. Вот, как сейчас говорят, ключевое слово. Происходит распад сознания. А это самое страшное...

Татьяна Росс