Итоговая пресс-конференция хельсинского саммита была бы забавной, если бы речь на ней не шла о вещах весьма серьезных. Путин, как обычно, врал и издевался над слушателями и американскими "партнерами". В этом не было ничего нового и интересного. Но Дональд Трамп бормотал нечто несуразное, уходил от ответов, благодарил российского президента за встречу; уверял всех, что он честно выиграл выборы, а расследование, которое ведет спецпрокурор Мюллер, "ужасно для нашей страны". Но дело даже не в словах, а в body language. Лидер самой мощной страны мира выглядел как человек, увидевший страшное привидение или даже самого дьявола, готового утащить его в преисподнюю.

На пресс-конференции Трамп допустил серьезную ошибку. Путин отрицал, что Россия вмешивалась в американские выборы, заявил президент США, и он, Трамп, "не видит причин, почему она это делала" (Putin "just said it’s not Russia. ... I don’t see any reason why it would be"). "Я верю обеим сторонам (I have confidence in both parties), продолжал он. То есть и американской разведке, и Путину. И наконец, по словам Трампа, Путин сделал "потрясающее предложение" (an incredible offer): американские следователи, занимающиеся делом 12 российских грушников, уличенных во вмешательстве в выборы, могли бы приехать в Россию и работать над этим делом вместе с российскими коллегами (He offered to have the people working on the case come and work with their investigators, with respect to the 12 people). Предложение полностью в духе Путина: обвиняемые в преступлении получили бы доступ к следствию и, естественно, развалили бы дело. Но Трампу оно почему-то понравилось. Возможно, он просто переутомился, но, не исключено, был поглощен чем-то для него очень важным и, скорее всего, не очень приятным.

Вернувшись в Вашингтон, а может быть еще в самолете, Трамп понял, что дело плохо. И на следующий день заявил, что оговорился, ну, просто, не справился с двойным отрицанием. На самом деле, по его словам, он имел в виду, что "не видит причин, почему бы она (то есть Росия — Ю.Ф.) этого не делала" (I don’t see any reason why it wouldn’t be Russia). Правда, президент США ничего не сказал о том, верит ли он по-прежнему двум сторонам — или, может быть уже не верит, и как быть с "потрясающим предложением" российского коллеги. Удовлетворит ли это упражнение в английской грамматике американское общество, пока не ясно.

Все это, разумеется, интересно, но все же остаются две загадки: почему Трампу так хотелось встретиться с Путиным и что произошло во время их разговора один на один? Многие считают, что Трамп собирался в очередной раз досадить Бараку Обаме и доказать, что он, в отличие от слабого предшественника, способен уговорить Путина уйти из Донбасса, вернуть Крым или заключить с США некий неформальный альянс против Китая. Ведь не случайно перед встречей он упомянул, что можно было бы поговорить и о "нашем общем друге Си".

Это возможно. Но не исключено, что весной этого года до Трампа стали доходить слухи, что спецпрокурор Мюллер или американские контрразведчики начали докапываться до каких-то компрометирующих его обстоятельств. Например, что кто-то из сотрудников его предвыборного штаба обсуждал с российскими эмиссарами возможность использования дискредитирующей Хиллари Клинтон информации, одобрил эту идею и не доложил о ней компетентным американским ведомствам. А это уже сговор с иностранцами с целью повлиять на результаты выборов. Импичмент обеспечен, даже если сам Трамп ничего об этом не знал. И он решил окончательно прояснить этот вопрос с Путиным. Результат, однако, получился совсем не тот, который ему хотелось бы иметь. Это, разумеется, лишь предположение, но, допустим, Путин на самом деле продемонстрировал американскому "партнеру" запись или записи разговоров людей из его предвыборного штаба с российскими разведчиками. Если так, то у Трампа была весомая причина прийти в смятение духа и плохо справляться с вопросами журналистов.

Как бы то ни было, встреча с Путиным оборачивается для Трампа неприятными последствиями. Дело не только и даже не столько в детективных сюжетах, напоминающих романы Ле Карре. Это, в конечном итоге, игра ума. По крайней мере пока. Но то, что Трамп проявил слабость и допустил политическую ошибку, сомнений не вызывает. А ошибка, известно еще со времен Наполеона Бонапарта, хуже, чем преступление. Лидер, бравирующий своей маскулинностью и поучающий коллег из стран НАТО, не может проявлять слабость. Ведь когда он в следующий раз потребует что-нибудь серьезное от европейских или китайских партнеров, ему вполне могут намекнуть: вы сначала Путина поставьте на место, а потом уже нам диктуйте, как себя вести.

Но и у Путина нет оснований праздновать победу. Слабость Трампа или любого иного президента Америки не есть слабость Соединенных Штатов. Это самое мощное государство на планете. Одного президента сменяет другой, а американский истеблишмент остается. И этот истеблишмент пришел к неприятным для России выводам: Москва зашла слишком далеко, вновь, как и в советские времена, размахивает ядерной дубиной. И это не столкновение ценностей, идеологий, тех или иных региональных противоречий. Это вопрос выживания. С ним шутить нельзя, тем более что, в отличие от советского руководства, нынешние кремлевские обитатели не получили жесточайшего урока Карибского кризиса. Поэтому Россия, не исключено, повторит судьбу СССР. Если не одумается.

Юрий Федоров