Вот кто-нибудь может мне объяснить, почему это я, гражданка Германии, ни разу не грустная после блестящего вылета сборной Германии? Почему плачущие, гладко выбритые мордасы рекламоносцев бритвенных приборов, очков и картофельных чипсов вызвали у меня вполне человеческое чувство глубокого удовлетворения? Ну, не мучайтесь, сейчас скажу: потому что другой такой страны не знаю, где так много, часто и убежденно говорят о "правах человека", "свободах", "гуманности" и прочих красивостях, и где так много вкладывают в... поддержку самых тоталитарных и бесчеловечных режимов. То есть, я, конечно, знаю, что вкладывают все, но не знаю, что и сколько говорят своим народам о "морали" и "христианских ценностях".

Чтобы как-то сводить произносимые моральные максимы и лозунги с реальными действиями политики, придумали такую резиновую формулу: "Х — вне политики". Очень удобная формула. Универсальная. Простой подстановкой вместо "Х" любого явления, получаем вполне себе пережевываемый моральный результат. "Северный поток-2" — вне политики" — красиво? Убедительно? Пресловутый Otto-Normalverbraucher[1], получив подобное объяснение очередной внешнеполитической низости своего правительства, спокойно возвращается к своему излюбленному занятию и с энергией морального апостола возмущается всем остальным миром, безнадежно отставшим в гуманизме от его родины.

Резиновость формулы позволяет спокойно воспринимать такие сообщения новостей: "Фрау Меркель во главе большой делегации, включающей представителей ведущих отраслей немецкой промышленности, провела успешные переговоры с руководством Китая. В результате были подписаны договора на поставку ..., общей суммой на ... млрд. евро. На заключительной пресс-конференции фрау Меркель напомнила президенту Китая Си Цзиньпину о необходимости придерживаться общепринятых норм и прав человека..." Ну как после этого не уснуть с чистой совестью?! Не, ну правда: ведь указали же им на дефицит с правами человека! Ведь не смолчали же! Тут дело тонкое, тут острое зрение требуется: миллиарды евро тоталитарной диктатуре — это вне политики, а указание на недостаток свобод — наоборот — целенаправленная и твердая политическая линия. А вы думали?

Чтобы представить картинно и красочно, вообразим некоего доброхота, дарящего палачу новый топор из новейшей высокопрочной стали, и в дарственной речи призывающего палача учитывать права жертв. Так вот — топор — вне политики, поняли, да? А настойчивые требования дать жертвам больше прав — мужественная политическая позиция. Себе в ущерб. Особенно пикантно здесь то, что палачи всего мира ни новой стали, ни нового топора сочинить не в состоянии, они веками сосредоточены на употреблении и совершенствовании того, что получают от доброхотов, проводящих твердые политические линии. Иногда даже красные.

Благодаря этой, без преувеличения, живительной формуле, возможны не только, скажем, "Северный поток-2" или турбины Siemens в оккупированном Крыму, но и открытая конфронтация с США по поводу иранских санкций... Но мы увлекаемся, как часто, и пора уже возвращаться к спорту — к важнейшей константе, подставляемой в вышеприведенную формулу.

Спорт, разумеется, "вне политики". Тут двух мнений быть не может... или может? Если — да, то как объяснить государственные системы допинга в СССР, ГДР, Китае, России?.. Если он таки-да и таки — вне, то какое дело государству до тела спортсмена? Его достижений и пика формы? Если он — вне, то почему российские, голубой мочой писающие легкоатлеты тренируются в городах, закрытых для иностранцев? Кто организует им сборы не в горах или в тропиках, а в спорткомплексах "почтовых ящиков", куда имеет доступ лишь министерство обороны? Если он — вне, то почему на финалы всех без исключения мало-мальски значимых турниров сползаются, как черви на тризну, политики всех мастей и рангов?

Но он — вне политики. Формула благотворно действует на пищеварительные органы нашего Otto и сборная в полном составе отбывает в Россию[2]. Несмотря на Скрипалей, обнародованный как раз вовремя отчет о МН17, продолжающуюся оккупацию Крыма, химические атаки в Сирии, войну на Донбассе... Потому — это все политика, а он — вне.

Мир иногда хорош своей непредсказуемостью, и случаются в нем события, которые в Одессе подпадают под категорию "бог — не фраер". Именно так и произошло с немецкой сборной. Перед самым вылетом в Россию два патриотически воспаленных турка решили встретится и сфотографироваться на память со свои кумиром. Акция, разумеется, с обеих сторон неполитическая. Ни разу. Немецкая общественность возмутилась, но не так, чтобы очень: оба любителя сильной руки и головных платков нужны команде. Следовательно — вне политики, и вообще — их личное дело. Но вот сборная, показав яркую игру в обороне, вылетела. Игроки поплакали в камеры, болельщики пообнимались, скупо, по-мужски; репортеры повспоминали, и начался анализ. И что вы себе думаете? — Одной из причин неудачи называют именно эту встречу трех мусульман и обмен подарками. Ситуация резко развернулась и показала всем, имеющим глаза, свою изнанку. И вот уже раздаются все яснее и все четче голоса о "моральном облике" и "атмосфере", о том, следовало ли так легкомысленно относится к тому... (Эрдогана — это третий на знаменитой фотографии — здесь, в Германии не очень чествуют. Прямо скажу — очень не чествуют), что игроки в национальных футболках и с орлом на груди рекламируют одного из последних диктаторов Европы? Все, кто еще две недели назад призывал смотреть на фотографию сквозь пальцы, вдруг стали настаивать на ее детальнейшем рассмотрении!.. Вдруг открылось им, что спорт — очень даже часть политики.

Итак, "вне политики" или важнейшая часть ее, мощнейший рычаг воздействия на массы? В принципе, все это — болтовня и обычная манера власть имущих прикрыть собственные шашни. Не может явление, дающее прибыли несравнимо более высокие, чем торговля оружием, наркотиками и людьми, явление, ставшее некой новой религией и постепенно охватившее весь мир, быть вне политики. И именно реакция немецких СМИ на вылет команды представляет нам очередное доказательство политической природы большого спорта. До чемпионата речь шла о сверхприбылях немецкой промышленности, СМИ и даже сельского хозяйства от трансляций из России, о возможности неофициальных, "частных" визитов в страну "под санкциями" и заключение новых сделок и договоров под шум и вопли стадионов. Следовательно, был "спорт вне политики". Но вот команда вылетела, теперь доходы от рекламы резко сократятся, "частные" поездки и контакты придется как-то обосновывать или отложить, а производители футболок и пивовары уже возопили к небесам о грядущих недостачах[3]. Тут самое время вспомнить о морали. И в мгновение ока спорт стал политичен. Еще не в отношении России, но уже — Турции.

"Спорт вне политики", "Искусство вне политики", "Секс вне политики"[4]... Или, может, я усложняю? И все значительно проще? И не в спорте, искусстве, сексе дело, а в политике?

Может, просто она — вне совести?

 

[1] Обозначение среднестатистического немца, досл. — "Отто-Нормальный потребитель".

[2] Если кто-то забыл или не знает, сообщу: в знак протеста против оккупации Тибета от поездки в Китай на Олимпиаду отказался капитан сборной Германии по водному поло, а самый именитый немецкий легкоатлет не убоялся перед Олимпиадой в Рио публично обвинить "путинского пуделя" Баха в покрывании российской системы государственного допинга. Среди немецких футболистов не нашлось ни одного, открыто усомнившегося в том, что "спорт вне политики".

[3] Даже Эрдоган и тот вернул футболки двум недалеким свои почитателям. Жест, разумеется, нисколько не политический.

[4] Кому это последнее покажется натяжкой, вспомните маленькое пятнышко на платье Моники. И поразмышляйте о том, какими политическим последствиями могло обернуться невинное Fellatio на рабочем месте.

Ирина Бирна