Ой, калина-малина, Шесть условий Сталина,
Остальные Рыкова и Петра Великого
(частушка)

Я обожаю бессмертный жанр "Как нам реорганизовать Рабкрин", потому что он смещает оптику оппозиционной дискуссии с обсуждения вопроса о целесообразности объявления всенародного траура по поводу выхода мордорской сборной в плей-офф в сторону некоего конкретного обсуждения политических рецептов.

Хотя тема отделения государственного от народного сама по себе бесконечно важна, и если оппозиционер мечтает о поражении футболистов только для огорчения пропутинских "быдломасс", то оные уже изрядно огорчили пенсионными подвижками.

Но — к делу!

Коллега Андрей Николаевич Илларионов опубликовал набор пунктов, реализация которых, с его точки зрения, поможет улучшить кадровый состав будущих органов демократической власти.

Впрочем, это надо посмотреть, что значит улучшить. В идеале будет меньше коррупционеров, но станет больше дилетантов. У всех на языке история Собчака и доклад Салье.

Однако спросим себя честно, а вот сама Марина Евгеньевна могла бы поруководить северной столицей, особенно зимой 1992 года и в условиях остановки заказов для ВПК, на предприятиях которого и держалась городская экономика? Или разоблачение Анатолия Борисовича открыли бы дорогу персонажу типа Шутова? Потому что губернатора можно свергнуть за месяц массовой кампании, а вот борьба с мафией длится по полвека.

Итак, я начинаю разбирать "13 пунктов Илларионова".

1. Полное обнародование архивов спецслужб тоталитарного и авторитарного режимов в части имен лиц, являвшихся и являющихся их сотрудниками и агентами.

Для этого необходимо: а) отмена определённой позиции в законе о гостайне; б) судебное признание нынешних российских спецслужб (огульно) преступной организацией.

То, что страна лишится зарубежной агентуры (которая тут же бросится на перевербовку), не самое страшное. Но открыть имена агентов, внедрённых в террористические и оргпреступные группировки, в сети наркомафии? И подло, и глупо...

Если же речь идёт об агентурной сети антиэкстремистских ведомств, т.е. о сугубо политическо-идеологическом сыске, то такой важный пункт нуждается в уточнении.

Что касается запретов для работников КГБ, то поколение Путина — последнее в этом ряду. Даже если эти пункты станут законом года через 3, то тридцатилетний срок после ликвидации госбеза (хорошо, 27 лет после роспуска АНБ — как преемника) означает, что запрет направлен против тех, кому тогда было 30 — капитанов, старлеев.

2. Проведение люстрации — установление законодательного запрета на занятие руководящих должностей в органах государственной власти сотрудниками и агентами спецслужб.

Это не предмет люстрации, а внесение точечных изменений в законы о ФБС и о гражданской государственной службе. Но как быть, например, с "агентами" апэшки? Тут нужны специальные законодательные меры по предотвращению двойного подчинения или сотрудничества с иными органами власти (лучше всего прописать там, где речь идёт о конфликте интересов).

3. Обязательство каждого кандидата на занятие руководящих должностей в органах государственной власти сделать публичное заявление о характере его сотрудничества со спецслужбами — сроки начала и длительность сотрудничества, характер выполняемых заданий, поощрения, награды, содействие в карьере.

Если речь идёт о нынешних органах, то такая мера означает не просто нарушение гостайны, но и конституционных прав (тайна личности, безопасность). Проблема юридически решается только признанием преступного характера всей деятельности ФСБ (или не всей?) и антиэкстремистского департамента МВД. Тогда включается механизм, аналогичный денацификации. Но тогда нужно начинать именно с суда над путинизмом как преступным режимом. И опять — очень многие сотрудничают с "апэшкой", которая даже не орган власти. А ведь такая деятельность, часто неформальная, может быть направлена против демократии куда в большей степени, чем информирование "куратора".

4. Принятие кандидатами на занятие руководящих должностей в органах государственной власти публичной присяги на верность Конституции и на отсутствие факта сотрудничества со спецслужбами.

От кандидата нельзя требовать присяги — он лишь соискатель. Только обязательного сообщения сведений. Присяга — только при вступлении в должность. Как присяга полицейского. Потому что принесение присяги кардинально меняет правовой статус — можно широко ограничивать гражданские права. Однако лучше всё-таки расширить рамки обязательств, требуя заверений в отсутствии любого неразглашаемого сотрудничества, нацеленного против демократических свобод. Это как при американской визе обязательное сообщение о непричастности к геноциду и к шпионажу.

5. Изменение Конституции (принятие новой Конституции) с измененным (выровненным) балансом ветвей власти за счет снижения полномочий исполнительной власти и увеличения полномочий законодательной и судебной ветвей власти.

Что касается полномочий, то достаточно отменить принцип (его исток — "конституционная константа Сперанского") особой подчинённости силового блока (включая МИД) президенту и дать право парламенту (большинству) выдвигать кандидатуру главы правительства, а также ограничить возможности для роспуска парламента. Создать институт спецпрокурора. Можно соединить Конституционный и Верховный суды и высвободить обратно Арбитраж (Хозяйственные суды).

6. Аналогичные п.5 изменения законодательства в отношении региональных органов власти.

7. Передача существенных полномочий от федеральной исполнительной власти региональным органам власти.

8. Ликвидация федеральных округов.

Полномочий на бумаге полно — нет денег. Если оставлять существенную часть налогов на местах (как предложили и Навальный, и Явлинский), то получим резкий скачок неравенства доходов. Фискальная реформа Грефа-Кудрина — главный пункт расхождений "Единства" и "Отечества" как раз и была направлена на то, чтобы перераспределить средства от регионов-доноров к уже совсем "лежащим" регионам-перципиентам. На этом же основаны конфликты мэров региональных столиц (основной налоговой базы) и губернаторов, которым надо кормить и голодающую провинцию. Можно крутануть колесо в обратную сторону. Тогда получите всевластие региональных "баронов" (тут же будет принято решение о создании региональных и межрегиональных партий), плюющих на центр и на остальную страну, и переход власти в стране к клубу "касиков" (местных царьков) из богатых регионов.

Федеральные округа придётся заменять на Прокурорские. Если хотим иметь хоть какую-ту общность права.

Разумеется, "имперскую" фазу всегда сменяет фаза "феодальной раздробленности". Вопрос в том, надо ли её торопить — исходя из приоритета либеральных ценностей... Что касается полноценного демократического федерализма, то до него ждать поколения два.

9. Изменение характера формирования Совета Федерации — избрание членов Совета Федерации самими гражданами.

10. Ликвидация Государственного Совета.

Получаем нормальный Сенат из ставленников региональных элит. Однако такой орган немедленно затирает на второй план парламент партийных фракций. Но этому парламенту мы только что дали контроль над правительством. Сильный Сенат уравновешивает Президента. Сильный парламент уравновешивает Премьера. А вот конституционная смесь того и другого?

11. Установление сроков пребывания одного и того же лица на руководящих должностях в федеральных и региональных органах исполнительной власти в 2 года, вариант — 1 год (пример: Швейцария).

Замечательный способ полной дестабилизации государства. На Западе министерская чехарда не приводит к полному развалу власти только из-за "института статс-секретарей" ("вечных замов") — корпуса лояльных конституционному строю (а не тайно ненавидящих эту "либеральную пачкотню" — Веймарский синдром) беспартийных профессиональных бюрократов-управленцев. Тут тоже ждать не меньше поколения.

Обращаю внимание, что фашизм (и полу- и четвертьфашизмы) всегда приходил как ответ на ощущение обывателем политического хаоса и паралича власти. Поэтому поддержка "конституционного переворота" 1993 года и "малых деспотий" Лужкова, Собчака, Тулеева... И популярность Берлускони. И поддержка конституционного переворота де Голля ровно 60 лет назад. И популярность Путина на Западе.

12. Создание механизма проведения досрочных перевыборов лиц, занимающих руководящие должности в федеральных и региональных органах исполнительной власти при наличии соответствующей петиции, подписанной не менее чем одной третью от числа избирателей.

Собрать столько подлинных подписей невозможно. Даже сбор 1% — при выборах — почти недостижимо.

13. Массированная общественная кампания по ликвидации правовой безграмотности; введение обязательного школьного курса верховенства права и либеральной демократии.

Такой курс есть — "граждановедения". Но в атмосфере страха и бесправия это такая же фальшь, как рассказы о дружбе народов и моральном кодексе строителей коммунизма сорок лет назад.

По поводу именно либеральной демократии — есть же конституционный запрет на индоктринирование государством. А следующий правитель введёт православный самодержавный монархизм...

Это я всё к тому, что есть микстуры, хорошо снимающие кашель. Но провоцирующие сильное сердцебиение. При здоровом сердце это не страшно, при слабом — стоит попробовать таблеточки не столь сильнодействующие.

Евгений Ихлов