В Wall Street Journal опубликована статья "Пекин — неожиданный победитель саммита Трамп — Ким" (Wall Street Journal, 06.14.18, p.A10). Дам её краткое содержание (с маленькими комментариями):

Самая важная информация здесь — диаграмма экспорта Северной Кореи и, в частности, экспорта в Китай в 1994-2017 годах. Особо важна динамика северокорейского экспорта в 2011-2017, в период правления Кима 3-го, или попросту Ына.

В 2011 году общий экспорт Северной Кореи резко вырос против 2010 года и слегка превысил $3,5 миллиарда; в том числе экспорт в Китай достиг $2,3 миллиарда (вдвое против 2010 года), на "всех прочих" пришлось $1,2 миллиарда. И Китай, и "все остальные" сделали крупные авансы "юному королю".

В 2016 году, когда уже заработали серьезные международные санкции против Северной Кореи, ее общий экспорт составил $2,9 миллиарда, включая $2,6 миллиарда в Китай и $0,3 миллиарда "во весь прочий мир". Китай в 2016 году оставался "надежной опорой" Пхеньяна, а "прочий мир" свел торговлю с "экзотическим режимом" почти к нулю.

В 2017 году общий экспорт Северной Кореи существенно сократился, до $1,8 миллиарда, включая $1,6 миллиарда в Китай (самый низкий уровень после 2010 года), а экспорт в "прочий мир" составил всего-навсего $0,2 миллиарда.

Говоря попросту, "весь прочий мир" прекратил торговлю с Пхеньяном. Но на Ына это почти не повлияло. В 2017 году Китай, осознав всю опасность ракетно-ядерной программы Пхеньяна, нанес серьезный экономический удар Северной Корее, и Ын почти сразу же, в первые месяцы 2018 года, попятился назад.

И сам текст статьи прямо подтверждает: да, именно Пекин сыграл главную роль в подготовке саммита; да, Пекин не позволил Ыну "сыграть назад" и сорвать саммит; да, госсекретарь Майк Помпео постоянно поддерживал в ходе подготовки саммита тесные рабочие контакты с Пекином, и 14 июня он должен приехать в Пекин для обеспечения новой поддержки Китая в деле "денуклеаризации". А попросту — Помпео будет просить Си Цзиньпина продолжать давить на Ына, чтобы Ын выполнял достигнутые договоренности.

К слову, именно это Помпео и сделал, прибыв 14 июня в Пекин.

Словом, статья WSJ (газеты, обычно весьма недружественной Пекину) прямо говорит: без Китая в нынешнем мире никуда, позиции Китая на Корейском полуострове будут только укрепляться, а Трампу правильней будет оставить свое обычное фанфаронство и слушаться "товарища Си Цзиньпина".

Несколько дней назад я опубликовал на Каспаров.Ru статью, в которой утверждал, что предстоящий саммит Трамп — Ын, "двух экзотических личностей со слабой социальной ответственностью", гроша не стоит. Все мы способны ошибаться, и я вот не учел "китайский фактор", хотя обычно очень стараюсь его учитывать.

А вот статья Андрея Пионтковского очень точно подвела итоги саммита "двух принцев". Я не нашел в ней ошибок. Самый главный, совершенно правильный ее вывод таков: по крайней мере 80% успеха саммита (моя оценка содержания статьи) приходится на вклад Пекина.

Разумеется, ликвидация северокорейского ракетно-ядерного потенциала дело тяжкое. Ын будет брыкаться и требовать "конфетку" (стоимостью в сотни миллионов долларов) за каждый реальный шаг. Но у "злого товарища Си Цзиньпина" рука тяжелая, да и вообще у него не забалуешь. На каждый взбрык Ына правитель Поднебесной, действия которого направляются многочисленными высокоучеными советниками, будет отвечать метким и болезненным ударом хлыста. Ын будет визжать... и подчиняться. Приведенная выше статистика северокорейского экспорта за последние годы такой прогноз подтверждает.

А как насчет Москвы и Кремля? Сколько лет паскудничали, сколько лет старались, сколько денег вложили в создание северокорейского ядерного офшора! Вот Лавров побывал в Пхеньяне за несколько дней до сингапурского саммита и уговаривал Ына (совсем как в сказке Салтыкова-Щедрина) "быть твердым и не взирать"! Не помогло. И вообще, чихать в Пекине хотели на "московский интерес".

Не забывайте, в руках у Пекина мощнейшие финансово-экономические рычаги. И этот кнут новейшего образца в любой момент может очень болезненно хлестнуть не только по толстой заднице Ына, но и по "благородному седалищу" Пут Ына.

И, наконец, вопрос: а зачем вообще Пекину стараться на Корейском полуострове, подыгрывая амбициям Трампа? Базовая политика Китая в течение всех сорока лет (1979-2018) Великой Реформы определялась краткой формулой "Аньдин хэ фачжань" (Стабильность и развитие). Стабильность как предпосылка быстрого количественного и качественного развития.

Согласно решению сингапурского саммита, в предстоящие месяцы совместные американо-южнокорейские военные маневры будут сведены к минимуму или даже к нулю. На этом Китай настаивал многие годы. И своего добился, преодолев возражения лидеров Южной Кореи. А в перспективе (при условии полной нейтрализации "московского фактора") — полное устранение ядерного оружия с Корейского полуострова и существенный рост стабильности во всей Северо-восточной Азии и западной части Тихого океана.

Александр Немец