Уважаемый Андрей Андреевич Пионтковский из раза в раз планирует вернуть злополучный триллион "первому посткриминальному правительству России". Только вот как будем определять "посткриминальность" этого грядущего правительства – придется ведь определять это априорно. А вдруг ошибемся? Хотя народ наш, как известно, не ошибается, но процедура выработки решения не совсем ясна. Так кому же передать-то в управление украденный "русский триллион"? Может быть, разумно держать денежки там, где прибыль будет больше?

Интересно, что в англоязычном тексте, к написанию которого непосредственно причастен и на который ссылается Андрей Андреевич, об этом моменте говорится гораздо более обтекаемо, как о возврате денег российскому народу в подходящий момент. Тут тоже много неясного. Что за момент? Кто будет ловить этот момент? Доживем ли? Доживут ли наши внуки? Не сгорят ли наши денежки? Может быть, все-таки предложим сами себе повторную валютную ваучеризацию. А кто захочет – может добровольно передать свою валюту родному государству.

Некоторые читатели подсказывают – не придется ли сначала расплатиться из указанного триллиона с Украиной за всякие безобразия? Тут неплохой воспитательный момент. Вот получает некий гражданин свой ваучер, скажем, тыщ там на 10 баксов, где помечено, что к употреблению оставлено, ну всего тысяча триста, а разница пошла в уплату за военторговские танки. Расстроится немного, но потом приплюсует по тысчонке с лишним от жены, тещи и деток – уже неплохо получается. А бессонными пацифистскими ночами будет плюсовать "довоенные" суммы.

В светлый праздник международной солидарности трудящихся хочется предать наилучшие пожелания заокеанским работникам Уолл-Стритов. Пусть бы они пока не расслаблялись и приумножали наши авуары, размещенные у них от имени российского народа нашими передовыми инвесторами. Ну и отдельное спасибо самим отечественным инвесторам – не прожрали народные денежки, сберегли, аккуратно вывезли, вложили разумно. Нам же остается только с нетерпением ожидать вкушения этих плодов глобализации.

Рома Пиндершлосс