Три дня назад министр Лавров объявил западные санкции, введенные в ответ на международный бандитизм российского руководства, "геноцидом".

Но у Путина, начальника Лаврова, иное мнение.

Десять месяцев назад он утверждал, что "геноцид" исключительно полезен России:

"Мы восстановили компетенцию в радиоэлектронике, в авиастроении, в ракетной области, в фармацевтике сейчас идут у нас хорошие процессы, в тяжелом машиностроении".

Старший говорит, что санкции — "хорошие процессы", младший, что санкции — "геноцид". Непорядок.

Совсем запутались в пропаганде начальники.

"Шизофрения, как и было сказано", — писал доктор Михаил Булгаков в бессмертной книге.

И уточнял: "Двигательное и речевое возбуждение... Бредовые интерпретации... Случай, по-видимому, сложный... Видел, наверно, кого-то, кто поразил его расстроенное воображение. А может быть, галлюцинировал..."

Это нужно повесить на Смоленке — на стенах, рядом с портретами Путина, в кабинетах "птенцов гнезда" Лаврова, совершенно спятившим на деле Скрипалей.

Алексей Мельников