В День Национального Позора, то есть в очередную годовщину подлого, разбойничьего захвата Россией Крыма, стоит еще раз напомнить о главном. О том, что без ухода РФ из Крыма, без восстановления украинской юрисдикции над его территорией стабилизировать существующую систему международных отношений невозможно.

Даже если предположить, что с помощью продолжения политики создания все новых угроз и откровенного ядерного шантажа Кремлю все же удастся привести к власти в ведущих западных странах наиболее коррумпированные и капитулянтские силы, которые согласятся "сдать" России Крым, это не приведет к международной стабилизации. Признание аннексии свершившимся фактом лишь подтолкнет другие страны действовать без оглядки на мировое сообщество и международное право.

Разморозятся подмороженные межгосударственные конфликты, территориальные и не только. Возникнут новые. Их участники будут полагаться только на собственную силу или на силу своих покровителей. Так аннексия Крыма может в конце концов аукнуться ядерной войной между Индией и Пакистаном. И кто поручится за то, что такая война не втянет других крупных "международных игроков".

Все "глобальные" системы международных отношений устанавливались по итогам больших войн. Они функционировали лишь до тех пор, пока у их создателей хватало политической воли обеспечивать соблюдение основополагающих правил этих систем. Если правила переставали соблюдать, система международных отношений необратимо разрушалась и мир скатывался к новой большой войне, по итогам которой с нуля выстаивалась новая система международных отношений.

Все системы международных отношений несовершенны. И соблюдаются всегда далеко не все декларированные ими принципы. Но в любой системе ость некие основополагающие правила, однозначно трактуемые всеми. Их нарушение неизбежно ведет к разрушению всей системы. В числе основополагающих правил Ялтинской системы международных отношений — категорический запрет на аннексии.

Либо Россия вернется к соблюдению основополагающих норм международного права и уйдет из Крыма, либо будут большая война. С высокой долей вероятности это будет ядерная война. Нет более важной задачи, чем предотвращение такой войны. Поэтому нет более важной задачи, чем возвращение Крыма Украине.

До сих пор поставить вопрос именно так и не решился ни один значимый деятель внутрироссийской оппозиции. Все их проекты международных конференций и референдумов (повторных и двойных) — это не про то, как вернуть Крым Украине, а про то, как его оставить у России. Все эти деятели недоговаривают одну маленькую, но принципиальнейшую вещь: они лишь ищут способ легитимизации аннексии за некоторые отступные.

Идея представительной и авторитетной международной конференции по решению вопроса о Крыме сама по себе неплоха. Фактически единственной альтернативой такой конференции является война. Но хоть какой-то смысл подобная конференция будет иметь лишь в одном случае. Если Россия (путинская или послепутинская) заранее обязуется подчиниться решению этой конференции, каким бы оно ни было. Передаст судьбу Крыма в руки международного сообщества. Признает, что ни она, ни даже большинство населения полуострова не могут решать его судьбу в одностороннем порядке.

Каким будет главное решение возможной конференции, достаточно очевидно. Любая действительно представительная и действительно авторитетная международная конференция признает, что обязательным условием урегулирования острейшего международного кризиса является возвращение ситуации в правовое русло. То есть к состоянию до грубейшего нарушения международного права путем аннексии Крыма Россией.

А вот как это сделать, можно обсуждать. То есть обсуждать не как оставить Крым за Россией, а как вернуть его Украине. И вот тут действительно возможны варианты и схемы. Тут Россия, кем бы они ни была представлена, вправе ставить вопрос о том, чтобы при возвращении Крыма Украине были максимально учтены и гарантированы права и интересы пророссийской части населения Крыма. Местных "сепаратистов" и "ирридентистов".

Возможен, например, "растянутый" вариант с переходной международной администрацией, созданной, скажем Евросоюзом. Уместно ставить вопрос о том, что после восстановления украинской юрисдикции над Крымом его жителям должно быть гарантировано право мирными парламентскими способами требовать создания собственного независимого государства. И даже, может быть, лет через пятнадцать провести референдум на эту тему.

Но вот что должно быть исключено полностью, так это повторное присоединение Крыма к России. Помимо восстановления украинской юрисдикции над его территорией, обязательным условием мирного урегулирования является закрепленное в договорах прямое обязательство России навсегда отказаться от любых притязаний на нее. Даже если об этом будет очень просить большинство населения Крыма, ему придется ответить: "Рады бы взять, но не можем".

Это минимальная мера ответственности, которую должен понести тот, кто посягнул на основы международной безопасности. Тот, кто попытался отобрать чужую территорию бандитским нахрапом, навсегда теряет право на нее претендовать, какими бы отсылками к исторической справедливости он свои претензии ни обосновывал.

Александр Скобов