В современной теории и практике прочно занял место термин "социализм с китайской спецификой" – наименование официальной идеологии Коммунистической партии Китая. Благодаря претворению в жизнь этой реформаторской идеологии КНР стала второй по величине экономикой в мире.

Однако в путинской России китайскую специфику рассматривают не для пользы дела, то есть не как полезный опыт в осуществлении давно назревших реформ. А используют ее в качестве одного из примитивных инструментов для достижения сомнительных внешнеполитических целей, в частности, для великодержавных претензий на роль мирового полюса и неумелого маневрирования между главными мировыми державами – США и Китаем. Заигрывая с руководством Китая, православный кремлёвский чекист в то же время пыжится перед Западом, визжа, мол, "с нами не хотят разговаривать" и пугает якобы "новейшим мощным оружием".

При этом Москва внешне выглядит как адвокат Пекина в непростом соперничестве первой и второй экономик мира, а на деле пытается вбить клин между ними. В этом лишний раз убеждаешься анализируя нынешнюю поездку главы МИД РФ С. Лаврова по ряду стран Африки, которая то ли случайно, то ли намеренно совпала с визитом на "черный" континент госсекретаря США Р. Тиллерсона.

Вместо того, чтобы заниматься в странах пребывания – Анголе, Намибии, Мозамбике, Зимбабве и Эфиопии – исправлением запущенного африканского направления своего ведомства, Лавров не упустил случая выступить в привычной роли и назвал некорректными высказывания Тиллерсона об отношениях Китая и стран Африки.

По сообщению информагентств, выступая на пресс-конференции в столице Эфиопии Аддис-Абебе, Тиллерсон заявил, что странам Африки следует внимательно относиться к соглашениям с Китаем о займах и не допускать ущемления своего суверенитета. "Мы не пытаемся удерживать китайские доллары от Африки, но важно, чтобы африканские страны внимательно относились к условиям соглашений о займах и не лишались суверенитета", – сказал американский дипломат.

По его мнению, китайские инвестиции "не приводят к значительному созданию рабочих мест" в Африке. Кроме того, если "правительство берет китайский заем, то оно может потерять контроль над своей инфраструктурой и ресурсами в случае невыполнения долговых обязательств". "Мы приветствуем китайское участие, но мы надеемся, что они будут следовать международным правилам, международным нормам, будут уважать суверенитет стран", – подытожил Тиллерсон.

Между тем, Лавров считает, что со стороны госсекретаря США Рекса Тиллерсона было бы некорректным давать негативную характеристику отношений африканских стран с Китаем, при этом пребывая в них с визитом. Об этом он заявил 8 марта на пресс-конференции по итогам переговоров с президентом Зимбабве Эммерсоном Мнангагвой, отвечая на просьбу журналиста прокомментировать заявление американского коллеги о том, что политика Китая на африканском направлении угрожает экономической и политической стабильности стран континента.

"Я не знал, что Рекс Тиллерсон специалист по китайско-африканским отношениям, но мне кажется, что не вполне корректно, находясь в гостях, высказываться по поводу отношений своих хозяев с другими странами, еще в таком негативном ключе, – сказал он. – Конечно, если это правда, но я не видел таких сообщений".

Как бы язвительно не отзывался об африканских познаниях американского коллеги, все же Лавров не может не знать о том, что в экономической экспансии на африканский континент Китай значительно обогнал своих конкурентов, прежде всего страны Запада, включая США, не говоря уже о России.

Как отмечают специалисты, Китай в текущем десятилетии стал одним из крупнейших торговых партнеров государств Африки. По приводимым в печати данным, товарооборот Китая со странами Африки составляет порядка 200 млрд. долларов в год. КНР вкладывает громадные средства в строительство объектов инфраструктуры и разработку полезных ископаемых на континенте. При этом, китайцы выделяют странам Африки связанные кредиты и займы, в частности, на развитие экспортных отраслей, главным образом нефтедобывающих. Это вынуждает страны-реципиенты расплачиваться поставками нефти в Китай, который таким образом в немалой степени удовлетворяет свои значительные потребности в энергоресурсах.

Нет сомнений в том, что в реакции Лаврова на слова Тиллерсона, в которых есть немалая доля истины, проглядывается уязвленное самолюбие, неспособность экономически, как Китай, и военно-политически, как США, обеспечивать влияние на африканском континенте и ущербность, которая вообще отличает путинский режим. К тому же, думается, китайские товарищи не нуждаются в топорной защите со стороны потомков советских ревизионистов от "ненавистного" Запада и лишь восточная мудрость и сдержанность, а также прагматизм не выдает их понимание истинных целей Москвы – ещё больше углублять противоречия между Вашингтоном и Пекином.

Не исключено, что подобные подобострастные в сторону Китая и критические в адрес США высказывания Лаврова продиктованы и отказом, как сообщает телеканал Аль-Джазира, Тиллерсона встречаться с ним в ходе поездки по странам Африки.

Нынешнее полуизолированное положение, в котором оказался путинский режим из-за украинской авантюры, вынуждает Кремль "сквозь зубы" искать себе новых друзей и союзников среди стран Азии, Африки и Латинской Америки. Приличное международное сообщество старается держаться на расстоянии от новоявленного российского "Бонапарта".

Поэтому на этом фоне вполне закономерен пафос выступлений мининдел России в посетивших им африканских странах, где он как попугай говорил одно и тоже. Ему не оставалось ничего, как использовать советские клише о том, что политика России в отношении Африки прочно ассоциируется с единством народов континента в их самоотверженной борьбе за независимость и освобождение от колониального гнета, с солидарностью в деле обеспечения мира и процветания. Для нас же визиты на континент – это еще и проявление символа дружбы и взаимной симпатии между народами России и Африки, – бравировал Лавров.

Между тем, наряду с заигрываниями с африканскими народами, нелепо выглядит пассаж из речей Лаврова о том, что "в непростой международной обстановке особое значение имеет наша общая приверженность таким фундаментальным принципам, как многосторонность, соблюдение норм международного права, укрепление центральной координирующей роли ООН, уважение самобытности народов, их права самим определять свое будущее. Мы – за решение существующих проблем на основе взаимоуважительного диалога и невмешательства во внутренние дела".

Если этот пропагандистский штамп наложить, к примеру, на то, что делает путинский режим с Украиной, то многие африканские государства могут воспринять это как руководство к действию и возможность своеобразного решения существующих на континенте острых проблем при "соблюдении норм международного права" по-российски.

Путинский гонец в страны Африки утверждает, что Россия занимает лидирующие позиции в процессе списания задолженности африканских государств". К настоящему времени в рамках расширенной Инициативы по беднейшим странам с большой задолженностью списан основной долг государств Африки – более 20 млрд. долларов США. Остающиеся долговые обязательства перенаправляем на содействие в рамках программ "долг в обмен на развитие", – заявил Лавров.

То, чем бравирует глава МИД РФ не выдерживает никакой критики. Следует напомнить ему о том, что "социализм с китайской спецификой" предусматривает прежде всего бережное и рациональное использование государственных финансов. Пекин, выделяя немалые ресурсы, в том виде кредитные, для обеспечения экономической экспансии в Африке и других регионах мира, умело добивается возврата средств, а не их бездумное списание, как это делает нынешнее руководство РФ. Автор, занимавшийся в нулевые годы проблематикой восточной Африки, в частности, воочию наблюдал "китаизацию" экономики Судана, результатом которой стал тот факт, что львиная доля добываемой в стране нефти направлялась в Китай в качестве инструмента погашения кредитов и реализации экономических соглашений.

Вот так делается африканская политика Кремля, которая, как и вся его деятельность, носит явно пропагандистский и неэффективный характер. Прежде всего, необходимо отметить, что африканское направление во внешней политике Кремля вплоть до последнего времени так и продолжает строиться по остаточному принципу: великодержавные претензии на роль мирового полюса не позволяют проявлять интерес к мировой периферии – африканским странам.

Кремлю было не до Африки, надо Америку "поставить на место". И это несмотря на то, что по многим социально-экономическим показателям и международным рейтингам Россия фактически скатилась до уровня африканских стран. Вот и остаётся только выступать в незавидной роли ревнителя недостижимых результатов "китайской специфики" в Африке с дешёвой целью как бы побольше насолить американцам.

Кямран Агаев