"Учителя истории должны разъяснять школьникам политические новости".

С таким предложением выступил ректор МГИМО Анатолий Торкун ещё два года назад, а вчера мой сосед рассказал, как в школе, где учится его ребёнок, была проведена беседа "о вреде Навального".

Помню, как нам, 11-летним, целых 45 минут, отменив штатный урок, директор школы рассказывал про предателей Сахарова и Солженицына. Как наш классный руководитель просвещал нас о "происках израильских агрессоров". О бессодержательности песен "Жуков-ударников" и их бесконечных подражателей наподобие "Лилово-Пурпурных". О грандиозных успехах социалистического строительства под руководством "лично Леонида Ильича". О железной леди Маргарет Тэтчер и Рональде Рейгане, решивших разрушить СССР и вместо тов. Брежнева поставить во главе государства американского наймита Сахарова. И много ещё что.

Раз в неделю мы должны были сами, вырезав из газеты заметку на политическую тему, выходить к доске и зачитывать её перед классом. Прочитанное и услышанное ни для кого не было новостью: пропаганда проникала во все уголки обнесённого железным занавесом пространства соцлагеря. И всё же все граждане страны советов обязаны были знать и повторять пропагандистские мантры, ибо все мы, как один...

Тексты были шаблонные, дикторы серьёзные, газетные передовицы единообразные, импровизации и чрезмерный энтузиазм не поощрялись. Поэтому происходившее в школах действо было столь же единообразно и монотонно, независимо от места и возраста. Докладчик выходил к доске и, обращаясь к классу, размеренным речитативом зачитывал текст о зверствах американской военщины (израильских агрессоров, неоколониалистов, французской полиции — нужное подчеркнуть), иногда выделяя интонацией особенно важное, заранее подчёркнутое предложение. Еженедельная проповедь воспринималась всеми участниками как неизбежный ритуал с давно стёршимся и забытым содержанием, подобно тому, как жители острова Пасхи устанавливали последних истуканов, утратив память о первоначальной цели их появления. Они были нужны зачем-то... Но зачем? — Предки знали.

Происходила многократная редупликация лицемерия. Учителя знали, что зачитываемые вслух тексты нам неинтересны. Мы знали, что учителя знают это и знают, что мы знаем, что они это знают. Мы знали, что эти тексты неинтересны учителям. И они тоже знали, что мы об этом знаем. В то же время все понимали, что эта lugubrious game должна быть сыграна от начала и до конца. Нужный ненужный ритуал.

Обсуждения и дискуссии не приветствовались.

Комплексы прикрывают громкими словами и лживыми притязаниями. Государственная программа патриотического воспитания нужна в странах, история которых трагична и постыдна.

В других достаточно правдивого учебника истории.

Алекс Синодов