Либеральное медийное поле взорвалось волной разоблачений и негодований или язвительного презрения по поводу выдвижения в президенты Ксении Собчак. Она — спойлер. Это такой новый генерал Лебедь или Михаил Прохоров, только без брутальной харизмы первого или бизнес-авторитета второго. Она призвана президентской администрацией, чтобы отобрать голоса, или скорее потенциальные голоса у недопущенного бурного и непримиримого Навального ("тьфу на него!"). Она всегда была соглашателем и только принимала личину оппозиционера. Это все ослабляет реальную поляризацию сил, которая только и может привести в конце концов к смене власти, пишет А. Скобов. Это "спецоперация власти", язвительно замечает А. Бабченко.

Все так. Все абсолютно так. Все именно так. Только все это, кажется, маленький и не самый интересный аспект того, что происходит. Вообще, либеральной оппозиции, решившейся на непримиримую борьбу с путинским режимом, стоило бы вспомнить слова нелиберального, но гениального Наполеона. Когда последнего спросили, как он выигрывал все свои сражения, он ответил, что только потому, что "никогда не считал своих противников глупее себя". Либеральная публицистика представляет обычно Путина-2017 и его ближайшее окружение мертвой хваткой вцепившимися в аппарат власти и осоловелыми глазами смотрящими на поднимающийся извне России и изнутри нее девятый вал истории, который их так или иначе сметет. Особняком несколько стоит только А. Пионтковский, неустанно пишущий о борьбе "кремлевских башен" и о злобной воровской шайке, которая все более недовольна многолетним паханом, сдуру поссорившимся с Западом и утратившим способность обеспечивать ее заграничные авуары. Будущее в этом случае видится как дворцовый переворот с шарфиком/табакеркой или почетной дачей в Барвихе. То, что Путин и его окружение осознают ситуацию и готовят операцию "преемник", почему-то никем всерьез не рассматривается. А ведь именно этот опыт вполне и блестяще удавшейся операции "преемник-2000" и стоит за плечами нынешней политической элиты.

Главная задача сей "спецоперации" — обеспечить трансляцию власти с сохранением жизни, свободы и благополучия "старого вожака" и его семейства, а также позиции олигархических группировок вокруг него. Но не только это. И операция "преемник-2000", и "преемник-2018" предполагают перезагрузки "общественного договора", т.е. образа правителя по отношению к собственному народу, перезагрузки отношений с Западом. В ситуации "2000", впрочем, первая часть была куда важнее. Ельцин физически одряхлел и был уже крайне непопулярен и смешон. "Харизма" преемника должна была при этом отвечать ожиданиям двух весьма расколотых частей российского общества — т.е. большинства с советским сознанием и меньшинства прозападной интеллигенции. Гибридная личина Путина, подретушированная и подправленная пиарщиками, в то время пришлась весьма кстати, — брутальный кагэбэшник-вояка для большинства и соратник "демократа Собчака", хлебнувший заграницы и аж "по-иностранному" говорящий, — для интеллигенции. Перезагрузка отношений с Западом тогда тоже состоялась, но она была тогда отнюдь не первой в повестке дня. Старого Ельцина Запад вполне терпел, хотя и подсмеивался, но, конечно, молодой, вменяемый по-свойски болтающий был куда желательнее. Т.е. новый должен был в своем "экспортном обличии" быть продолжателем прежнего, но лучше и живее.

В ситуации "преемник-2018" главная задача — удачно продать нового преемника Западу. Уж больно осерчал нынче Запад на прежнего. Новый должен сделать вид, что он совсем другой и с курсом воинственного "покорителя Херсонеса" не имеет ничего общего. Т.е. он точно должен быть "из оппозиции". Правда, здесь таится виртуозная задача. Ибо для "внутреннего потребления" он должен прийтись по нраву агрессивно-архаистическим, по сравнению с 2000-м годом возбужденным и огрызающимся 86 процентам. Как ни крути, преемник не может не быть обернут в плакат "крымнаш".

Главная задача преемника — это обеспечить безопасность и благополучную жизнь "главному" и олигархической элите. Есть только теперь в этом одно тонкое отличие от "операции-2000". Тогда был найден и пригрет один талантливый молодой человек со стороны. Молодой человек дело-то главное, ради которого был призван, сделал, но все-таки только наполовину. Главного прежнего сохранил. А вот того, кто его к этому главному в Кремль за ручку привел, — пришло время и повесил на шарфике. Иудой он немножко оказался этот преемник. И с тех пор очень боится иуд вокруг — и мрут как мухи генералы и вылетают как пробки губернаторы. Значит преемник должен быть не молодой способный со стороны. Знает он этих молодых и способных. Поэтому преемник должен быть кто-то свой, совсем свой. Из своего клана, почитай что из своей семьи. Из тех, что вместе пуд соли съели, и крестили когда-то сами, и с отцом и с матерью близки были всю жизнь... Ксения Собчак в этом смысле — очень характерный выбор. "Не должна предать!" Ну, оставим диктатору вглядываться в мучительную глубину слова "не должна".

Это фигура и страшно интересная для сложной операции будущей перезагрузки. Собственно, это единственная фигура в политическом и медийном поле, которая: а) принадлежит тесному клану Путина, б) оппозиции, в) и при этом заявляет свою солидарность со властью (крымнаш) или готовность к тесному сотрудничеству с властью ("не валить власть, а влиять на нее" — ее позиция на Болотной). Это фигура, очень удобная для презентации Западу на предмет перезагрузки. Женщина-политик, дочь человека, признанного "великим демократом". Индира Ганди и Джавахарлал Неру. Стереотип непобедим! Особенно на фоне нынешнего мирового тренда президентов и канцлеров-женщин. Ну, а народ после небольшой теле-арт-подготовки — ну почему ему не вздохнуть и умилиться, если сам "главный стерх" приобнимет и скажет — вот она преемница! Народ в глубине души несколько подустал от Петра I с его кораблями да азовскими походами и не против бы встретить матушку-Екатерину (ну, не Екатерину дочку, так крестницу Ксению!).

Не хватает только реальной политической накачки сей женской фигуры. Но для того и выборы и предвыборный PR. Нет, конечно, не для того позвали Ксению Анатольевну на выборы, чтобы тихо спихнуть ей власть. В выборах она — только бурная фигура, заменяющая Навального и демонстрирующая "правильную оппозицию". Ее позиция "против всех" — в этом смысле очень точна и характерна. Что, собственно, такое "против всех"? Против всех — не бывает. Либо ты на либеральном поле, либо на консервативном. Против всех бывает только авторитарная власть. Она сама по себе, она — над политическим полем. Именно в этом качестве энергичную даму и начали осторожно выдвигать. А вот после выборов... Оценив по заслугам соперницу, благородный ее выигравший противник и крестный может предложить и министерский постик. Да хоть министра культуры вместо этого надоевшего недодоктора. А там еще чуть выше...

Авторитарная власть — умный и изворотливый Протей. И это только один из крапленых тузов в ее рукаве.

Евгений Вильк