Антивоенные пикеты в Международный день мира, 21 сентября, выдались жаркими — прокуратура РФ заблокировала крупнейший ресурс, посвященный Маршу Мира в Санкт-Петербурге, пришлось работать в "ручном режиме".

Сначала полицейские были нервные. Война их тоже нервирует. Они не знают, как к ней относиться. По-человечески они с нами, но как реагировать по долгу службы, им никто не разъяснил. Точнее, когда к месту пикетов нетвердой походкой подошла группа пьяных, от нее отделился сильно нетрезвый и психически неуравновешенный молодой человек, слишком мелкий для того, чтобы вырвать у меня из рук плакат, и принялся объяснять полицейским, что всех этих "хохлов" (он имел в виду нас) нужно немедленно задержать и обязательно посадить. Полицейские слушали сосредоточенно и внимательно. Словно приехал начальник. Хотя на первый взгляд чувак не был похож на профессионального провокатора, скорее нанюхался телеэфира, а потом усугубил положение путинкой. С другой стороны, при других обстоятельствах, представители правопорядка давно бы засунули человека, достигшего стадии "Шалтая-Болтая" в "Пазик", обшмонали и откоммуниздили в профилактических целях. Возможно, полицейских сдерживал особый день — Международной день мира.

А может, дело было в друзьях чувака: один пожилой с выцветшими глазами завсегдатая наркологического стационара, он часто вытирал нос о рукав полукожаной куртки и обзывал не только нас, но и свои сопли, и самого себя. Третий был самый импозантный и артистичный, румяные щеки, губы и грудь мадам Грицацуевой, доброе пузо, выдавал себя за одессита плохо поставленной имитацией бердичевского диалекта начала прошлого века. Не то чтобы он хамил, но совершенно гадко и гнусно лгал. Не ответив ни на один прямо поставленный вопрос. И паспорт у него был российский и выданный задолго до начала военной агрессии.

Как это часто бывает, на поднятый шум подтянулись уже кадровые сотрудники НОДа и городские сумасшедшие. Полицейские превратились в соляные столбы, а ругань, оскорбления и угрозы зазвучали уже в полный голос. В какой-то момент обстановка накалилась настолько, что толпа была готова кинуться в драку. Но в этот момент меня окружили мои друзья. Их уверенное спокойствие в три минуты погасило массовый психоз. Вопли смолкли. Толпа рассосалась. От пьяной троицы, заварившей всю кашу, остались три мокрые лужи. Все написанное имело место на самом деле.

Как говорили британские почтальоны: keep calm and carry on...

Виталий Щигельский