Дуб — дерево. Роза — цветок. Олень — животное. Воробей — птица. Россия — наше отечество. В России нельзя быть свободным.

Знаете, что самое страшное? Что мы не удивляемся. Подумаешь, еще один обыск, еще один арест в стране, где это стало нормальным делом. Ну хорошо, теперь режиссер. И?

Страшно, что не удивляются иностранцы, например мои знакомые немцы. Кирилл Серебренников — известный в Германии режиссер, ставил спектакли в лучших берлинских театрах, в Штутгарте. Немцы и другие иностранцы, как и мы, понимают, что просто список станет немножко короче. Не "Берлин, Штутгарт, Мариинский, Большой". А просто "Берлин, Штутгарт..."

Вместо Мариинского или Большого — будут другие театры в других городах. Большие и маленькие.

Или больше не будет никаких театров, будет условный лесоповал и кружок художественной самодеятельности на зоне.

Совсем короткий период в истории, когда люди не разбегались за границей при слове Россия, закончился. Мне повезло, я его застала. Сейчас встречаешь или ужас, или сочувствие, если повезет, и человек грамотный.

Как никто не удивляется, если в Зимбабве очередную жертву съел крокодил, так и здесь.

Мы не собираемся обезвреживать крокодила. Мы легко вспоминаем предыдущие жертвы: Мейерхольд, Михоэлс. Мы знаем, что время крокодила не закончилось.

И помните, если крокодил укусил одну ногу, он проглотит жертву целиком.

Тата Гутмахер