С трудом удерживая себя от публикации кусков неоконченной большой работы на эту тему, продолжаю делать "заметки на полях" полемики вокруг последних быковских высказываний. Евгений Вильк назвал СССР "варварской конницей" западной либеральной цивилизации модерна в ее борьбе с нацистской попыткой реванша архаики. Вильк пишет, что недолгое союзничество с Просвещенным Западом на пользу советским варварам так и не пошло.

Тоже ведь очень спорный вопрос. Если бы совсем не пошло, зачем бы Сталину понадобилось послевоенную зачистку устраивать и в СССР, и в Восточной Европе? В любом случае, является ли позднейшим мифом так называемый "демократический импульс войны" — это предмет серьезных научных исследований. Я же лишь повторю, что рассматриваю советский проект не как изначально варварский и архаический, а как альтернативный модернизационный проект, имеющий те же ренессансно-просвещенческие корни, что и проект либеральный.

Да, это проект, оказавшийся неудачным, исторически несостоятельным. Сорвавшийся в архаику и зашедший в тупик. Как заходит в тупик любая "авторитарная модернизация". Потому что авторитарные методы убивают живую душу модернизации. Я сознательно ухожу от обсуждения вопроса о неприемлемости исторической цены подобных экспериментов, о невозможности оправдать их жертвы. Для меня это в принципе необсуждаемо, ибо я воспитан на "символе веры" советских шестидесятников: "Все прогрессы реакционны, если рушится человек".

Советский проект — это проект, отпавший от своих ренессансно-просвещенческих корней, общих с либеральной цивилизацией. Но в борьбе с нацистским реваншем архаики очень относительное, шаткое и далеко не полное единство наследников ренессансно-просвещенческого гуманизма было ненадолго восстановлено. Блудный сын, ставший негодяем, на время восстановил отношения с родственниками. Конечно, быковские утверждения, что в критический момент только советская цивилизация смогла удержать факел гуманистического проекта, выпавший из ослабевших рук либерального Запада — грубая натяжка. Какой уж там факел! Но то, что искорка от этого факела продолжала теплиться в советском обществе даже под толстым слоем отвратительного тоталитарного пепла, Быков чувствует абсолютно верно.

Эта искорка продолжала теплиться за счет того, что сам советский проект возник из мощнейшего порыва людей к равенству. Большевики абсолютизировали эгалитаризм в ущерб остальным жизненно важным компонентам гуманистической системы ценностей. Убили и выбросили такой ее жизненно важный компонент, как свобода. И уже этим сделали невозможным преодоление неравенства. Равенство без свободы невозможно хотя бы потому, что общество без свободы всегда будет делиться на тех, кто принуждает, и тех, кого принуждают. Подобно религиозным фанатикам-изуверам, большевики не замечали, насколько их практика противоречит провозглашенным ими принципам. Насколько она убивает эти принципы. И все же до конца погасить изначальный порыв, затоптать его искорки не смогли ни Ленин, ни Сталин.

Праволиберальные критики Быкова отказываются видеть хоть какие-то модернизационно-гуманистические корни у советского проекта в значительной степени в силу своего неприятия самой идеи эгалитаризма. Они не считают преодоление неравенства необходимым элементом модернизации. Да, все мы знаем про опасности, которыми чревата не сдерживаемая ничем погоня за равенством. И про превращение "позитивной дискриминации" в тиранию меньшинств. И про добрый, гуманный, политкорректный и толерантный ГУЛАГ-лайт. И все же выбросить из модернизационно-гуманистической системы ценностей идею равенства — это тоже значит вырвать из нее ее живую душу. Так же, как и выбросить из нее идею свободы.

Без равенства свобода не живет точно так же, как равенство не живет без свободы. Без равенства свобода от насилия со стороны других (а именно таково модернистско-гуманистическое понимание свободы) мутирует в свободу насилия по отношению к другим. А это и есть архаическое понимание свободы.

Таким образом, постсоветские "правые либералы" просто не понимают сути модернизационнонной системы ценностей. Или понимают ее чисто по-варварски. Не целостно, а однобоко, лишь в отдельных вырванных из живого тела фрагментах. Так что сегодня именно о правых либералах можно говорить как о "варварской коннице" либерально-гуманистической цивилизации, противостоящей вызову традиционализма, авторитаризма, патернализма и российского имперского реваншизма. Выступать против них сегодня достаточно, чтобы быть хотя бы союзниками либерально-гуманистической цивилизации точно так же, как в свое время для этого было достаточно выступать против гитлеризма.

Но надо помнить и о тех опасностях для цивилизации, которыми чревато непомерное возрастание роли ее "союзников-варваров". Помнить о том, что одной варварской конницей глобальную войну цивилизации с архаикой не выиграть. Что в исторической перспективе защита либерально-гуманистической цивилизации с позиций отрицания равенства невозможна.

Александр Скобов