Недавние рыболовецкие "подвиги" Путина в Тыве и их пропагандистское оформление говорят не только о том, что кремлевский "Дед Щукарь" выглядел просто комедийным персонажем. Он и его позорное окружение или не понимают, или же специально насмехаются над большинством россиян, которые не часто видят свежую отечественную рыбу на своём столе.

Рыбная отрасль России давно уже стала "притчей во языцех". Неравнодушные специалисты в этой области, которых, кстати, не так уж много в стране, пытаются безуспешно ответить на вопрос, почему в России, которую омывают 13 морей, рыба идёт в большинстве на экспорт, а для продажи на внутреннем рынке она закупается за границей? Конъюнктурные разговоры правительства об импортозамещении не меняют ситуацию к лучшему. Наоборот, продовольственное эмбарго, в том числе на рыбную продукцию, введённое в рамках так называемых антисанкций, лишь привело к росту цен.

Еще работая за рубежом, я всегда удивлялся, почему немалое количество рыболовецких судов РФ ходят под чужими флагами, а родные траулеры после улова старались оставить свою продукцию в близлежащем порту или же сбывать её на международных биржах. Как позже мне объяснили знакомые из МЭР, рыба уходит за рубеж по многим причинам, которые стали уже хроническими.

Исходя из своего скромного опыта загранработы и просмотрев немногочисленные материалы в интернете по этой проблеме, пришёл к выводу, что приблизительно треть от общего российского улова продается за границу. Конечно, если эту треть добавить на внутренний рынок, то это бы абсолютно точно способствовало снижению цен на рыбу и большей отдаче для экономики и потребительского рынка страны. Рыба на экспорт уходит прежде всего в связи с существующими условиями и предпринимательской инициативой: продавая рыбу за рубеж, бизнесмены получают бОльшую прибыль.

По мнению специалистов, основная проблема большинства рыбоперерабатывающих предприятий состоит в том, что они не имеют возможности обеспечить выпуск качественной и конкурентоспособной продукции, соответствующей требованиям мировых стандартов.

Отмечается, что в рыбной отрасли существует немалая раздробленность производства — несогласованность действий добытчиков и переработчиков, а также использование изношенных и старых производственных фондов, включая рыболовные суда. Основную массу промыслового флота составляют суда, спроектированные в 60-70-х годах и по своим технико-эксплуатационным показателям не имеющие возможности полностью отвечать современным требованиям.

Ещё одной серьёзной проблемой рыбной отрасли является неразвитость логистической схемы перевозки рыбной продукции внутри страны. Из-за этого Россия одни и те же виды рыб одновременно экспортирует и импортирует. Лучше бы Путин, находясь в сентябре 2016 года на Дальнем Востоке, меньше красовался на саммите G20 в китайском Ханчжоу, а разобрался, почему Россия при достаточной добыче лососевых и сельдевых в российской экономической зоне Тихого океана при этом импортирует искусственно выращенных семгу и форель, которые значительно уступают по качеству, не говоря уже о ценовом факторе.

Кроме того, государство также вносит свою лепту в нынешнее неблагополучное состояние рыбной отрасли и несёт немалую ответственность за то, что в продовольственном балансе потребления россиян рыбопродукты занимают незначительную долю по сравнению с другими развитыми странами.

Вряд ли Путин с Шойгу на рыбалке, демонстрируя щуку, рассказали подобострастным журналистам о том, что сейчас государство полностью отказалось от роли источника финансирования развития рыбопромышленного комплекса и является единственным владельцем живых биоресурсов в территориальных водах и в исключительной экономической зоне, оставляет за собой функции управления и регулирования их использования.

Целесообразно отметить, что в качестве регулирующих инструментов выступают специальные квоты биоресурсов, и предприятия подвергаются специфической системе налогообложения. Все это контролируют соответствующие государственные органы. Но при этом предприятия лишены какой-либо господдержки, прежде всего финансирования, и это также существенно тормозит развитие отрасли.

Преобладающее место и роль государства в рыбной отрасли РФ по умолчанию создает немалые условия для процветания кумовства, бесхозяйственности, коррупции, взяточничества и казнокрадства. Следует напомнить о том, что в 2013 году СКР по Центральному федеральному округу возбудил уголовное дело в отношении руководителя Федерального агентства по рыболовству (Росрыболовство) Андрея Крайнего. Глава Росрыболовства подозревался в служебном подлоге и покрывательстве крупной взятки и в итоге был уволен.

17 января 2014 года новым главой Федерального агентства по рыболовству был назначен Илья Шестаков. Считалось, что он должен был очистить "рыбное ведомство" от "засилья коррупционеров" (которое образовалось при экс-главе Росрыболовства Крайнем), но, похоже, что этого не произошло. Более того, он даже вернул в Росрыболовство многих из тех, кто был связан с господином Крайним, при котором в этом ведомстве колоссально возрос уровень коррупции.

Как сообщали некоторые СМИ, 35-летний уроженец Петербурга Илья Шестаков "не просто так" возглавил Федеральное агентство по рыболовству. Поговаривают, что эту должность помог ему занять его отец — депутат Госдумы Василий Шестаков, который является вице-президентом клуба дзюдо "Явара-Нева", чей соучредитель — Геннадий Тимченко.

Поэтому неудивительно, что и при новом руководстве Федеральное агентство по рыболовству продолжали сотрясать новые громкие скандалы. Так, в апреле 2015 года следователи провели допрос замруководителя Росрыболовства Владимира Соколова, который был связан с крушением траулера "Дальний Восток", в результате которого погибли 62 человека. По официальным данным, в служебные обязанности именно Соколова входили контроль за флотом, портами и мониторингом рыболовецких судов, находящихся в промысловых зонах.

Таким образом, рыбная отрасль России нуждается в серьёзной реорганизации, прежде всего в уменьшении роли государственного вмешательства, создании условий для частной инициативы и предпринимательства, совершенствовании правовой базы и преодолении коррупции.

Понятно, что это вряд ли будет осуществлено нынешней властью, которая в решающей степени способствует такому удручающему положению, когда морская держава, развивая и финансируя армию и военный флот, не может обеспечить своих граждан так необходимой рыбной продукцией. А подданным этой "державы" остаётся лишь восхищаться военно-морской мощью, а свой потребительский продовольственный баланс улучшать за счёт рыбалки, которую осчастливят своим присутствием нынешний кремлевские кумир и его прихлебатели — любители фейковой рыбной ловли.

Кямран Агаев