История превращения гадкого утёнка, изгнанного из добропорядочного птичника "Объединённой демократической партии "ЯБЛОКО" [полное написание официального названия этой организации — это всегда немного троллинг] в направлении помойки "Русмаршей", и постепенно ставшего не просто гордым лебедем, а Жар-птицем антипутинской революционной оппозиции, была бы не очень интересна, если бы не проявившиеся социокультурные закономерности, изучать которые в стремлении разгадать феномен "Нашего Лёши" куда увлекательней, нежели идейный багаж и риторическое мастерство самого Навального...

Хотя история с категорическим отказом Вячеслава Мальцева доиграть роль Иоанна Пророка, из иродовой темницы благословляющего нового мессию, опять бросает на картину происходящего мистический отблеск, превращая эпидемию навальнианства на зеркальное отражение пародирования евангельских событий.

Но давайте только о процессах. Без битв уицраоров и анатомирования харизм.

  1. Россия переживает несколько важнейших социально-исторических процессов одновременно. Прежде всего, это очередной импульс десредневековизации Русской субцивилизации. Процесс, аналогичный борьбе за конституционализм и республику в Европе XIX века. Одновременно это и углубление вестернизации России, при которой обе столицы и часть населения крупных городов превращаются в "лимитрофы" — промежуток, социокультурный буфер между Европейской "материнской" и Русской "дочерней" цивилизациями. В XX веке таким цивилизационным лимитрофом была Украина. Сейчас Украина европеизируется, превращаясь в восточноевропейское государство (каким бы оно было, если бы не советская оккупация), а "украиной" становятся Москва, Питер, Ёбург... Для уточнения сразу оговорюсь, что "Украина-Крайна" — это не западная "окраина" Московии, а "восточный" форпост Русского великого княжества Литвы перед лицом Турции, Крыма, Орды (Улус Джучи) и её московитских данников.
    Оба эти процесса — дефеодализации и европеизации я объединяю в понятие "цивилизационный фазовый переход". В данном случае — на следующую стадию — либерально-протестантистскую ("веберовскую"). Предыдущим был этап, несколько напоминающий воинствующий католицизм эпохи контрреформации (КПСС — как псевдоцерковь и СССР как квазигабсбургская империя), потом перешедший в декаданс коррумпированного бюрократического абсолютизма и вытеснение "иезуитов" умеренными "янсенистами".
  2.  Этот фазовый переход, который я называю "реформацией" (не путать с реформами — как революциями сверху), приводит к неистовой в своём взаимном противостоянии социально-идеологической поляризации. Одновременно рождается то, что я называю "ядром будущего" — консолидация социальных групп и носителей мировоззрений, которые станут впоследствии "фундаменталистами" нового исторического этапа. Точно так же, как большевистское подполье 110 лет назад стало ядром "ленинско-сталинского" ("новомосковского") цикла российской истории, а диссиденты — политические и экономические ("цеховики") — стали ядром послеавгустовского этапа. "Ядро <послепутинисткого> будущего" объективно противостоит "оболочке" (наиболее плюралистичной и либеральной части) советского периода. Тут самые яркие примеры — Явлинский и Дмитрий Быков.
  3. Одновременно Россия вошла или на пороге нового исторического (инверсионного) цикла, т.е. полного смыслового "перевёртывания", смены социокультурных "полюсов", включения "косы инверсии" (А.С. Ахиезер), сметающей все господствующие идеологии и установки. Я согласен с тем, что история Руси-России не просто делится на периоды ("эоны"), а пафос каждого следующего — в искоренении наследия предыдущего. Готов смириться с насмешками тех, для кого выглядят несуразицей мои гипотезы, что каждый последующий эон в три раза короче своего предшественника и что последовательность, вектор и итог событий каждого следующего эона зеркальны по отношению к предыдущему, как будто всё происходит на кожуре гирлянды сосисок, которая перекручивается в промежутках... Например, Ельцинская революция 1989-93 стала выигранной Первой Русской революцией (как будто после неудачного "столыпинского переворота" царь отрёкся и Временное правительство было сформировано на 10 лет раньше, да ещё и подавило "Великий Октябрь", "расстреляв Пресню").
  4. Итак, мы получили резкое социально-политическое размежевание при несущемся к краху режиме и быстро растущее ядро социума будущего исторического этапа — противоположного нынешнему. Это ядро объективно является носителем европеизации и буржуазно-демократических, антифеодальных и антиимперских программ и устремлений. Однако оно противостоит и ценностям позднесоветской гуманистической интеллигенции с её представлениями об идеальном государстве как "педагоге". Появился новый протест и новый средний класс — отталкивающий и от ценностей "новых русских", и от интеллигентско-мироотреченческой аскезы "новых диссидентов". Идеальным выразителем ценностей и ментальности этого "нового протеста" и стал Навальный — довольно средней руки юрист, однако для российского адвоката очень хорошо выступающий, и случайно попавший в нервное переплетение режима, подобно тому, как дело о "покупке ожерелья королевы" в 1785-86 годах обрушило престиж французской монархии, и особенно Марии-Антуанетты, которую превратили в символ коррупции и растления двора.

Больше о феномене Алексея Навального мне сказать нечего.

Евгений Ихлов