Столетие пост-правды, фейк-реальность, истина с биржевыми котировками, правда – как продукт усилий маркетологов – первое, что приходит на ум при оценке российского медиа-пространства, разумеется, индивидом, знавшим и другие времена. Для оного генератор системной лжи – забронзовевший в новейшей истории СССР, который подменял дискурс и новостной ряд саморегулирующимся плакатом, – образчик объективности и трезвости суждений. Так что при путешествии по долинам и взгорьям Сети – во всем ее массиве профессиональной, полу-, микро- и псевдо-журналистики – разум то и дело атакует мем "Back in the USSR" и подмывает врубить формат. Понятное дело, воображаемый.

Во дает! До чего клик-тик довести может...

В этой проекции особые чувства вызывают ссылки весьма авторитетных СМИ на неназываемые правительственные источники – что, в общем-то, избитый, давно интегрированный в журналистику прием. Вопрос только: насколько критично профессиональным сообществом осмысливается инсайд? И стоит ли он обнародования в том или ином случае, когда в символ путинского ВИП-чиновника обратились столь убогие персонажи как Сафронков и Захарова? Сомнений более чем достаточно.

Оттого недавняя буря вокруг будто кремлевского слива о проекте дискредитации Навального, усердно эксплуатированного "Дождем", рассматривалась автором с изрядной долей скепсиса, не исключено, неуместного. Ибо пресловутый ролик о якобы "нацификации" Навального из общего доступа (на сегодняшний день) изъят. Стало быть, не лишены основания комментарии тех, кто принял инсайд за чистую монету и потешался над дивной близорукостью Кремля, чья черного пиара инициатива, существуй таковая, вне сомнения, лишь взвинчивает узнаваемость означенного персонажа.

Между тем автор смотрит на проблему несколько иначе, полагая, что рейтинговые страсти-мордасти для политической карьеры Навального – фактор иерархически второстепенный. Ведь его доминанта доминант – это допуск к схватке за президентское кресло не только в грядущем, но и в двадцать четвертом году. Висящие на нем судимости, сколь бы нелегитимны те ни были, тупорылая, но единственно актуальная данность. Пусть Конституция РФ – лакуна (юридическая) на лакуне – будто противотанковых рвов для него не таит, но общеизвестно, в бумагу какого назначения она обращена.

Тем самым, окажись обсуждаемый инсайд верным по содержанию, команде Навального самое время заказывать шампанское, ибо, весьма похоже, монаршее согласование его кандидатура прошла.

Кто станет шельмовать подлежащего дисквалификации рецидивиста, вкладывая миллионы? Стало быть, кандидат лицензирован Кремлем.

По нормальной логике, похоже на правду, но та, увы, прописана в российской системе координат. По ее нраву – зрелого деспотизма – упомянутый слив может быть истолкован совершенно иначе. К президентским выборам, решено, Навальный допущен не будет, но замысел таит в себе такие не просчитываемые риски, что, не вываляй соискателя в политтехнологическом дерьме, последствия чреваты массовыми протестами, если не мятежом. Стало быть, перемоем его кости так, что и Бокасса на его фоне покажется невинным шалунишкой... Словом, все на выборы с одним бюллетенем!

Вот такая у нас выстраивается конфигурация, в рамках которой диктатура забвения права, сдвинув естественные ориентиры социума, трансформирует национальный дискурс в обсасывание сливов и домыслов – где курилки, а где дружеской попойки, от которой не только печень Венедиктова дает сбои, но и, похоже, кое-что другое. Но главное: как со всей этой вакханалией мысли жить дальше?

Хаим Калин