Свидетели Иеговы. Фото: vostok.today
  • 21-04-2017 (08:14)

Свидетели правосудия

Запрет "Свидетелей Иеговы" — это и про вас тоже

update: 21-04-2017 (17:49)

C утра раздается звонок в дверь. Там — за дверью — люди с бескомпромиссно просветленными лицами. Они сразу такие: "Здравствуйте, мы свидетели Иеговы, у нас для Вас хорошая новость…" Для многих это плохая новость: день начался с проповеди. Но, даже если Вы уверены, что нет Бога кроме "Макаронного Монстра" и дуршлаг — его пророк, то все равно, решение Верховного суда от 20 апреля о закрытии Управленческого центра свидетелей Иеговы — оно и про вас тоже. Правосудие выше религиозных предпочтений. В данном случае с ним (с правосудием) какая-то беда.

Само по себе преследование последователей религии, одним из основных требований которой является несопротивление власти, выглядит странным.

Церковь свидетелей Иеговы существует с XIX века. Изначально течение называлось "Исследователи Библии" — эдакий "христианский фундаментализм", предлагающий воспринимать библейский текст таким, какой он есть, не придумывая излишних трактовок и обрядов. Организация запрещена в Китае, Северной Корее, Туркменистане, Таджикистане, Саудовской Аравии, Ираке и Иране — "знакомая компания". В России в разное время "свидетели" успели претерпеть от царского правительства, от советской власти. После 1991 года была пора легализации и короткая передышка. И вот, 15 марта Минюст подал иск в Верховный суд с требованием ликвидировать "Управленческий центр свидетелей Иеговы", их региональные организации, а имущество передать государству.

Заседание в Верховном суде растянулось на шесть дней.

По теме
Реклама
Ранее
Реклама
Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ

С самого начала "свидетели" отметили, что сам иск, еще не удовлетворенный, стал поводом для силовиков врываться в богослужебные помещения и срывать совместные молитвы иеговистов.

"Кажется невозможным, чтобы в наше время вооруженные люди ворвались в православный храм, положили прихожан лицом в пол, переписали паспорта. Если бы такое произошло, то прокуратура и Минюст били бы тревогу", — отметил один из адвокатов.

Но, как полагают представители Минюста, ничего страшного не произойдет с последователями религии, если они не будут состоять в запрещенных организациях и читать запрещенную литературу. Мол, можете верить себе по углам, но не выносите это на общественное обозрение.

Основные споры вызвало распространение литературы, признанной экстремистской. Литературу якобы распространяли местные организации свидетелей Иеговы, подчиняющиеся "Управленческому центру".

Представители "Управленческого центра" отметили, что, согласно уставу местных организаций, утвержденному в самом Минюсте, местные организации — самостоятельные юридические лица, коих в России чуть меньше 400. Закрыты только восемь: их уличили в распространении запрещенной литературы. Ни на один из процессов в отношении этих организаций "центральные иеговисты" не вызывались, то есть связь между ними до сих пор была исключительно каноническая.

Понятно, что "Управленческий центр" на то и управленческий, чтобы чем-то управлять: хитрые иеговисты воспользовались лазейкой и зарегистрировали свои местные организации как независимые юридические лица. Но получилось, что, когда удобно, Минюсту можно признавать их составной частью одной структуры, а когда неудобно — судить, как несвязанные организации. Сам "Центр" предъявил доказательства того, что неоднократно предупреждал местные организации о недопустимости распространения материалов, занесенных в реестр экстремистских, и каждый раз рассылал уточненные списки запрещенного. Ввозя литературу из-за рубежа, иеговисты не только проверяли ее на присутствие в реестре, декларировали при ввозе, но и приобщали к ввозимым изданиям лингвистическую экспертизу. Похоже, что иеговисты до трепета боялись нарушить закон, понимая, что грань, отделяющая их религию от запрета, не так уж широка.

Что касается самой литературы, то и тут все не очень просто.

Как заявил Минюст, 5 и 9 февраля 2015 года Управленческий центр ввез брошюру "Учимся в школе теократического служения", признанную экстремистской. Только Минюст забыл сказать, что признана она была экстремистской "каким-то областным судом". Решение о запрете было опубликовано в "Российской газете" лишь 30 марта, в официальном реестре экстремистской литературы на момент ввоза брошюра не значилась.

"По нашему мнению, ответчик должен был приложить все возможные усилия, чтобы узнать, являются ли материалы экстремистскими", — уверял истец. Как именно? Обратиться к Иегове?

С того самого момента, то есть уже более двух лет, "Центр" не ввозит в Россию литературу и не печатает ее внутри страны. Тем не менее силовики с завидной регулярностью находят запрещенные брошюры на молитвенных собраниях Свидетелей Иеговы. Сами "свидетели" отмечают, что запрещенную литературу чаще всего находят под скамейками, в цветочных кадках, а то и вовсе в туалете. Суд отказался рассмотреть видео о том, как "запрещенка" попадает в столь экзотические места.

Интересно, что на некоторых изданиях стояли пометки о принадлежности к организациям православной церкви, в частности воронежскому центру Святого Михаила, занимающемуся, в том числе, борьбой с "ересями и сектами". Кое-где на полях встречаются карандашные записи богословских диспутов с основным текстом брошюр.

Представитель Минюста свято уверена, что в литературе пропагандируется собственная исключительность и нетерпимость к представителям других вероисповеданий. Распространение литературы может вызвать общественные беспорядки и даже угрожает государственному строю. Каким образом, представитель Минюста пояснить не смогла. Можно подумать, что в этой литературе написано что-то вроде: "Иегова или смерть!", но сами иеговисты утверждают, что вся литература построена на цитатах из Евангелия. В частности, в Свердловской области претензии сотрудников ФСБ вызвала цитата "Избегай плохих поступков".

А про "исключительность" — то тут, конечно — да, но ведь так во всех религиях. Это только в политике партия может согласиться на второстепенную роль клона основной партии.

Всего, по заявлению "свидетелей", экстремистскими признанно не более 1% изданий. Зачастую следователь, не добившись от местного суда признания запрета материала, просил этот же материал признать экстремистским в другом суде. Так брошюру "На самом деле Бог заботится о нас" отказались считать таковой Ивановский и Верховный суды, но неугомонный следователь добился запрета в Орловском областном суде.

Другой претензией Минюста стал тот факт, что "свидетели" проповедуют отказ от переливания крови: может повлечь за собой, и даже повлекло, вред здоровью. Министерство приобщило несколько судебных решений, без истории болезни. Особенно ведомство беспокоила кровь несовершеннолетних. Непонятно, в чем здесь экстремизм, но, видимо, "кровь младенцев" — это основа любых претензий к "иноверцам" в России.

Как отметили представители ответчика, переливание крови регулируется 363 приказом Минздрава, а не "Управленческим центром свидетелей Иеговы". Кроме того, по некоторому из приведенных Минюстом примеров представителю ответчика удалось оперативно найти информацию. Выяснилось, что в двух летальных случаях смерть ребенка была никак не связана с отказом от переливания крови. В другом случае смерть ребенку не угрожала, а проблему низкого гемоглобина родители просили решить при помощи медикаментов, но после отказа врачей были вынуждены согласиться с принятым лечением. Непонятно только, как ликвидация "Управленческого центра" может повлиять на решение людей о переливании крови.

Кроме того, Минюст заявил, что "свидетели" требуют от своих последователей отказаться от получения высшего образования, что, кстати сказать, тоже не экстремизм. Об этом заявляли свидетели стороны обвинения — бывшие иеговисты. Так, Павел Зверев заявил, что этот запрет фактически сломал ему жизнь: без высшего образования Зверев не смог найти достойной работы, сохранить семью, развелся, платит алименты. Впрочем, как удалось узнать адвокатам "Управленческого центра", не все так беспросветно в жизни Зверева. Он является членом правления общественного движения "Христианская свобода" и членом апологетического центра "Ставрос". Остальным бывшим иеговистам не повезло больше — некоторые из них вынуждены были даже зачитывать свои показания по бумажке.

В свою очередь свидетели "свидетелей" оказались более удачливы. Все они, несмотря на то, что остались в лоне своей религии, имеют научные степени, преподают в различных вузах.

Основная претензия Минюста была высказана несколько вскользь. Представитель Минюста несколько раз упомянул, что Верховный совет иеговистов находится в Нью-Йорке.

Это, конечно, — не преступление, но все же... Тут, надо сказать, Минюст не ошибся: на первом заседании в зале присутствовали даже представители посольств иностранных держав, где иеговисты действуют легально (не Таджикистан).

Несмотря на все несостыковки, верховный судья внял доводам Минюста.

Конечно, приятно, что никто не будет приставать с проповедью, но, спасибо закону Яровой (дай ей Бог здоровьечка!) с запретом на миссионерскую деятельность, это уже было запрещено немногим раньше. В целом, этот запрет — пример того, что может случиться с любой организацией, не обязательно религиозной. Видимо, прежде чем решать проблемы жизни вечной, нам нужно как-то разобраться с основными противоречиями в жизни текущей.

Тивур Шагинуров

  • 20-07-2017 (14:56)

Судили за брошенный кирпич, подразумевали так и не использованный "травмат"

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама