Можно привести много доказательств того факта, что к середине апреля 2017 года отношения США и РФ стали откровенно враждебными.

Например, "По информации Госдепа СШA, Тиллерсон и Путин 12 апреля, в ходе переговоров в Москве, констатировали "исторически низкий" уровень доверия между двумя государствами".

Или заявление президента Трампа в тот же день: "Отношения между Америкой и Россией находятся в низшей точке за всю их историю".

Можно привести цитаты из десятков статей на эту же тему, опубликованных СМИ Америки, Канады и Западной Европы с 12 по 17 апреля. Скажем, журнал Time поместил статью "The Trump-Putin Reset Is Dead-but Don't Rule Out an Amicable Settlement" в которой на основании неоспоримых фактов утверждается "Изоляция России от Запада (сейчас) сильнее, чем когда-либо... Тиллерсон прибыл в Москву с ультиматумом: "Бросайте Асада или разделяйте с ним ответственность за его преступления". Скверный выбор для Путина".

Или тут: "Ледяная атмосфера во время визита Тиллерсона (в Москву) подчеркивает... конец российской мечты о друге в Белом доме".

Словом, ясно, что отношения США и Запада с РФ сейчас на самом низком уровне с ноября 1986 года, перед встречей в Рейкьявике Рейгана и Горбачева (помните?), за которой последовали "большие перемены".

На этом "ледяном уровне" отношения Запада с РФ и останутся... пока Путин не согласится убрать Асада и уйти из Сирии. А он не согласится, скорее сам сгинет со своим режимом. Туда им и дорога. Что уж говорить о какой-то "широкой коалиции для борьбы с террором". Блок "Путин — Асад — Хезболла — Иран" в эту коалицию не запихнешь.

И, наконец, Украина

Казалось бы, чем хуже отношения Запада с Россией, тем лучше для Украины, тем больше военная, финансовая и прочая помощь Запада Украине. Но в реальности этот процесс очень негладкий.

На совещании с коллегами из "Большой Семерки" в Италии 11 апреля, непосредственно перед поездкой в Москву, госсекретарь Тиллерсон осведомился (скорее, риторически): "Зачем американским налогоплательщикам и избирателям интересоваться Украиной?".

Тогда министр иностранных дел Франции Жан-Марк Эро ответил: "Это в интересах налогоплательщиков США, чтобы Европа была защищенной и прочной политически и экономически... Вы же не хотите слабую Европу, разбитую на куски и немощную".

Более аргументированный ответ поместил два дня спустя Ричард Хаасс, директор исключительно влиятельного Совета по Международным Отношениям (Council on Foreign Relations — CFR), в газете USA Today:

Во-первых, российское вторжение в Украину, в том числе захват Крыма и продолжающееся вмешательство в восточную часть Украины, нарушает основной принцип международных отношений — границы между государствами нельзя изменять с помощью военной силы. От выполнения этого требования зависит, будет ли мир и порядок в мире.

Вторая причина относится конкретно к России. Во времена правления Путина Россия стала одномерной силой. Ее влияние основано на способности доминировать над другими через применение военной, кибернетической, а также энергетической силы. Очень важно, чтобы Путин не решил, что постоянное использование силы — это эффективный способ сделать Россию снова великой. Если он так решит, то продолжит нападать, принуждать и вмешиваться.

Еще одна причина быть небезразличными — ядерная история Украины, которая отказалась от ядерного вооружения в 1994 году в обмен на договоренности со США, Великобританией и Россией. Ведь как только Ирак и Ливия прекратили свои ядерные программы, они стали объектами атак, а вот на ядерную Северную Корею никто не нападает. Российская аннексия Крыма посылает плохой сигнал другим лидерам: оказывается, отказ от ядерного оружия опасен для политического здоровья и территориальной целостности.

Из этого следует четвертая причина для американцев. Обещания, данные США Украине по Будапештскому меморандуму в 1994 году, оказались пустыми. Если Америка не будет придерживаться данных обещаний, то это придаст силу врагам действовать против нее и ее друзей по собственному усмотрению. Это также может привести к ослаблению влияния США в мире.

Хорошие новости для американских налогоплательщиков: их страна может позволить себе быть заинтересованной в Украине и других международных вопросах. США тратит на оборону только 3% ВВП, а это намного меньше уровня времен Холодной войны.

Кроме того, трата денег за рубежом — это не спуск денег в канализацию. Мы уже поняли по событиям 11 сентября (2001 года), по эпидемиям вирусов Зика и Эбола, по российским хакерским атакам во время президентской кампании (2016 года), что мало какая проблема долго остается локальной в нашем глобальном мире. То, что происходит там, быстро перекинется и в Америку.

Зачем нужна была такая длинная цитата? Повторяю, Council on Foreign Relations (CFR) — организация исключительно влиятельная. Американский истеблишмент в целом привык следовать рекомендациям CFR.

Я поискал другие ответы на "риторический вопрос" Тиллерсона. Один такой ответ содержит статья старого врага Путина Энн Эпплбаум в Washington Post "Why should U.S. taxpayers be interested in Ukraine?" Статья содержит новые "благословения" Путину и Ко., а заодно и выговор самому Тиллерсону: "Не паясничай!"

Наконец, можно процитировать украинского блогера, работающего под псевдонимом "Евгений Платон":

"Добавлю как минимум еще одну, пятую причину (к "четырем причинам" Ричарда Хаасса): в идущей в полном разгаре Холодной войне 2.0 Украина выступает на стороне Запада и, более того, является передним рубежом борьбы... Украине придется помогать всерьез и надолго, причем не только оружием, но и в борьбе с разъедающей страну изнутри коррупцией. А после наведения элементарного порядка — и аналогом плана Маршалла".

Да, Украине требуется большая — гораздо больше нынешней — помощь деньгами, оружием, высокими технологиями. И только в этом случае "Метаморфозы Трампа" обретут законченность.

Александр Немец