Удивленный Энгельс на стрелке Пречистенки и Остоженки, скрестив руки, смотрел, как уже к половине седьмого вечера дорогу перед храмом Христа Спасителя перегородили барьерами.

Было холодно. Похожие на нахохлившихся воробышков, в своих теплых ушанках стояли в оцеплении молодые московские полицейские. В сгорбленных фигурах — подневольность.

Спецмашины, спецсигналы, рации.

Наверное, ждали Самого W со свитой.

На противоположной от Храма стороне авто с тарелками телеканалов им. "распятого мальчика". Ремесленники телецеха с тавром "1 канал" на спине что-то обсуждали на тротуаре, мешая прохожим.

На всём лежала печать отчуждения, формальности, пустоты.

Странное чувство. Первый раз, пожалуй, такое на Пасху. И первый раз за долгие годы не выглянул в окно, чтобы увидеть, как горящая река свечек заливает кругом церковь в тёмном парке.

Может быть, дело в том, что всё ещё горел внутри огонёк надежды, что Церковь изменится, что не может она быть такой же, как окружающий мир — косной, циничной, расчетливой, озлобленной, лицемерной, приклеенной к начальству.

Может быть, не до конца ещё ушла надежда на гонимую коммунистами Церковь — ветер духовного возрождения второй половины 80-х, который, казалось, давал крылья надежды.

Ничего этого не вышло. Погас огонёк. Осталась лишь равнодушная зола.

Может быть, что-то подобное происходит и с думающей частью нашего общества. Пожалуй, она становится всё более атеистичной — и совсем не только по причине научного прогресса.

Растёт отторжение от Церкви, в которой люди всё больше видят всё то же начальство, но только одетое иначе и со своими пустыми театральными обрядами.

Никаких выводов из трагедии 1917 года Церковь не сделала.

Интересно, что на моих страницах в соцсетях — Фейсбуке и ВКонтакте читатели активнее всего ставят сегодня "лайки" двум картинам Василия Перова — "Сельский крестный ход на Пасхе" (1861) и "Чаепитие в Мытищах, близ Москвы" (1862).

Полтора века прошло. А жизнь течёт всё в тех же формах. Поразительное сходство.

Наша современность пошла вспять и пришла к тому, что казалось навсегда ушедшим. И люди это чувствуют. Их это волнует. Об этом они пишут. Правители, не имеющие образа будущего, с головой окунули страну в прошлое.

Смотрит с картин Перова наша современность, одетая в старые одежды. Всё те же образы, та же несправедливость, вечная российская безнадежность.

Алексей Мельников