Нынешний враг всегда воплощал в себе абсолютное зло, а значит, ни в прошлом, ни в будущем соглашение с ним немыслимо.
Джордж Оруэлл, "1984"

***

Известно, какое неприятное впечатление произвело в СССР заключение в 1939 году пакта Молотова-Риббентропа. Раньше народ ориентировали на негативное отношение к национал-социализму, гитлеровский рейх представлялся антикоммунистическим, агрессивным режимом. Об этом говорили с высоких трибун, об этом писали газеты, этому учили в школе детей...

И вдруг такой неожиданный, резкий поворот! Антифашистская пропаганда была свёрнута, третий рейх превратился из злейшего врага в лучшего друга, Германия почти на два года стала стратегическим партнёром Москвы.

За пактом последовало совместное действие – раздел Польши. Гитлер напал на неё 1 сентября 1939 года, а 17 сентября в Польшу двинулись и советские войска. На V сессии Верховного Совета СССР 31 октября 1939 года Вячеслав Молотов заявил: " ...Оказалось достаточным короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем – красной армии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора", – говорит Вячеслав Михайлович о жертве германо-советской агрессии, и продолжает: "...Германия находится в положении государства, стремящегося к скорейшему окончанию войны и к миру", – это уже о явном агрессоре, по-разбойничьи напавшего на соседнюю страну. И ещё: "...не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как война за "уничтожение гитлеризма"".

В 2009 году Европейский Парламент установил 23 августа (день подписания пакта) Днём памяти жертв сталинизма и нацизма. Нынешняя наша власть категорически возражает против любого намёка на идентичность гитлеровской Германии и коммунистического Советского Союза. Нельзя, мол, ставить на одну доску Гитлера и Сталина, это антиисторично и оскорбительно для российского народа-победителя. Но спич Молотова свидетельствует: сталинский и гитлеровский режимы вполне сопоставимы по своей агрессивности. И не только жадность до чужих территорий роднила их. Тоталитарная идеология, однопартийность, обожествление вождей, подавление любого инакомыслия, милитаризм – всё было и здесь, и там... Недаром Суслов, серый кардинал брежневских времён, посмотрев документальный фильм "Обыкновенный фашизм", спросил у автора и режиссёра фильма Михаила Ромма: "Михаил Ильич, почему мы вам так не нравимся?"

Но дело не в чертах сходства коммунизма и национал-социализма. Гораздо интереснее другое: почему нацистская Германия и Советский Союз воевали? И могли ли они не воевать?

В романе-антиутопии Джорджа Оруэлла "1984" мир поделён между тремя супердержавами (Океания, Евразия и Остазия), непрерывно воюющими между собой, периодически меняя союзника на противника. Во всех трёх властвуют тоталитарные режимы, которые должны постоянно держать управляемые массы в повиновении. Для этого пропагандистская машина своей ложью и репрессивный аппарат устрашением и насилием (у Оруэлла – министерство правды и министерство любви) поддерживают в обществе необходимый уровень страха, ибо страх – главное условие существования тоталитаризма. Но при отсутствии войны, особенно если мирная жизнь длится очень долго, эффективность работы по нагнетанию страха падает, – в этом убеждает послевоенный опыт СССР. Некогда стальная власть постепенно размягчается, разъедаемая невесть откуда берущейся "бациллой проклятого либерализма", нимбы богоподобных вождей тускнеют, а их "светлые лики" вызывают уже не священный трепет, а смех и отвращение. И людишки, изначально маршировавшие стройными колоннами, разбредаются кто куда – рушится железный порядок!

Но есть лекарство от этой болезни, есть средство укрепления "вечного порядка". Средство это – война.

Лучше всего – такая вот перманентная, как в "1984", когда меняются местами союзники и противники, но остаётся вечный враг, постоянный источник вдохновения для министерства правды и постоянный работодатель для министерства любви. Необходимейшая штука в тоталитарном хозяйстве – враг!

И ещё одна закономерность, подтверждённая мировой историей:

чаще всего врагами становятся государства "по духу близкие", родственные режимы, черты сходства если и способны делать их союзниками, то ненадолго.

Это "заклятые друзья", друзья поневоле, по определённым образом сложившимся геополитическим обстоятельствам. Чем закончилась "великая дружба" двух тоталитарных империй – СССР и Китая? И, вспоминая взаимоотношения Советского Союза и Югославии, Китая и Вьетнама, Албании и всех остальных "социалистических стран", не уместно ли будет допустить, что вся история так называемого "социалистического лагеря" – это история союза "заклятых друзей", всегда готовых, если представится случай, предъявить друг другу массу претензий – идеологических, политических, национальных, территориальных, а то и личных. А претензии эти, опять-таки история о том свидетельствует, зачастую перерастали в прямые военные конфликты.

Именно общие черты тоталитарных режимов обрекают их на вражду друг с другом. А уж гитлеровская Германия и Сталинский Советский Союз, находившиеся в предвоенное время на пике своего имперского величия, – они просто не могли обойтись без схватки не на жизнь, а на смерть. Что и произошло.

***

Во Второй Мировой войне было много победителей, но главным победителем, как это не парадоксально, была Германия. Проиграл войну Гитлер, его национал-социалистический Третий рейх был разгромлен и уничтожен, а для немецкого народа 1945 год был величайшей удачей в истории, он позволил Германии стать тем, чем она стала.

А Россия... Россия честно и доблестно отвоевала, свернула голову Гитлеру, удостоившись от "отца народов" похвалы за терпение, и продолжила влачить своё тяжкое имперское существование, помахивая, теперь уже ядерной, палицей в сторону ненавистного Запада, поскрипывая по плохим дорогам колёсами индустриализированной телеги, запряжённой всё тем же долготерпеливым народом. Телега скрипела, время шло. И через 70 лет мы снова застаём сынов нашего народа на полях сражений. Точнее, на небесах, раскинувшихся над ассадовской Сирией.

Самолёты летят, бомбы падают, террористы "исламского государства" в ужасе разбегаются. (Куда только? Не в Россию ли направляются игиловцы, мстить за сброшенные на них бомбы, причём мстить тем, кто к бомбам и отношения-то не имеет?) В "работе по сирийскому урегулированию" у Путина не так много союзников, но чем меньше друзей, тем они дороже. И среди этих дорогих друзей – президент Турции, Реджеп Тайип Эрдоган, тоже заинтересованный участник "урегулирования", глядящий на северные районы Сирии, как кот на сметану. Резюме у Эрдогана отличное: он мечтает о возрождении "великой Османской империи", лезет из кожи вон, чтобы попасть в "бессменный полк" великих вождей и создаёт множество проблем для своих западных "союзников". Достойный партнёр!

И вот этот-то партнёр, вдруг наносит "удар в спину". 24 ноября 2015 года турки сбивают российский самолёт, при этом погибают лётчик и ещё один военнослужащий... И махом превратился " коллега Эрдоган" в пособниками террористов.

"Сегодняшняя потеря связана с ударом, который нам нанесли в спину пособники террористов... Сегодняшнее трагическое событие будет иметь серьёзные последствия для российской турецких отношений... Мы никогда не потерпим, чтобы совершались такие преступления, как сегодня", – так прореагировал на случившееся Путин.

Правда "серьёзные последствия" можно было наблюдать не долго. Были ограничения на ввоз овощей-фруктов, применены ещё какие-то меры экономического воздействия, туристы получили рекомендацию не ездить в Турцию на отдых. А, главное, была шумная антиэрдогановская кампания. Зарвавшийся "коллега Эрдоган" получил по полной программе. А иные комментаторы, разгорячившись, даже высказывались о "прохождении точки невозврата в российско-турецких отношениях". Вообще, антиэрдогановская риторика для иных казённых "мастеров слова" была, видимо, своего рода возможностью свободно высказаться, ибо критика политики турецкого президента часто вызывала вопрос: "Если так плох Эрдоган, то каков же Путин?"

Но всё это недолго продолжалось. Уже в конце июня 2016 года Эрдоган соизволил извиниться и высказать соболезнование семьям погибших. Душещипательную историю составления письма с извинениями Эрдогана и передачи этого письма Путину через десятые руки (среди которых были руки президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, ещё одного желающего вступить в "бессменный полк"), поведал на телевидении Юлий Гусман. Письмо было получено, извинения приняты, и снова "коллега Эрдоган" стал одним из лучших друзей. Срочно приступили к "восстановлению полноценного сотрудничества" России и Турции, о "пособничестве террористам" больше и речи нет... Один Сатановский на своём радио "Вести ФМ" грустно изрёк, что радоваться рано, ещё надо посмотреть, что дальше будет...

А ведь действительно, что будет дальше у России с Турцией? Сейчас Эрдоган пропихивает изменения в турецкой конституции, которые позволят ему сосредоточить в своих руках всю полноту власти, при этом бесцеремонно затыкают рты его противникам. Оппонентов президента подвергают арестам, СМИ взяты под контроль, в то же время идёт дальнейшее обострение отношений с Западом. Какая до боли знакомая картина! И как не увидеть в Эрдогане, имеющего такой послужной список, стратегического партнёра... Наш же человек!

Но это с одной стороны. А с другой... Вспомните, сколько раз воевала Россия с Турцией? Одиннадцать раз! Правда, воевала с нами не Турция, а Османская империя, возрождением которой озаботился Эрдоган.

Он, конечно же друг, но друг-то такой, с которым и враги не нужны. И то, что похож он, как брат-близнец, на нашего Владимира Владимировича, похож по своей внутренней и внешней политике, по поведению своему, по своим повадкам "отца нации" и персонифицированной "духовной скрепы" – в этом-то и есть главная опасность. Интересы двух "друзей" сошлись на бедной Сирии, но не надо быть слишком проницательным, чтобы заметить, что интересы эти разные – каждый ищет своего, причём с помощью военной силы. Есть большая вероятность того, что эти два "заклятых друга", по своей сути, два имперца, рано или поздно столкнутся лбами. Перипетии "работы по сирийскому урегулированию" могут в любой момент дать для этого благоприятный повод.

***

Нельзя не упомянуть о ещё одном персонаже, который, правда, числился лишь в возможных кандидатах в друзья, а с ночи на праздник Благовещения, по всей видимости, выбыл и из кандидатского списка. А сколько было связано с ним надежд, сколько было восторгов, сколько пламенных речей сказано, сколько водки выпито за победу мистера Дональда Трампа на президентских выборах а США! В Государственной Думе радостную весть встретили аплодисментами, церковь в лице митрополита Илариона, председателя отдела внешних церковных связей приветствовала избрание Трампа. Надо подумать! В кои это веки РПЦ публично реагировала на смену американских президентов? Да кто только не бил в ладоши и не приплясывал по этому поводу, – имя им легион!

Уже перезванивались по телефону "коллега Путин" с "коллегой Трампом", уже пошли вовсю разговоры о заманчивых перспективах "великой дружбы" Путина и Трампа – о снятии санкций, о "совместной конструктивной работе по борьбе с терроризмом", только что "перезагрузку" не поминали, наверное, боялись сглазить...

И вот – в ночь на 7 апреля 2017 года вооружённые силы США нанесли удар 59 ракетами "Томагавк" по ассадовской военной базе "Шайрат" в провинции Хомс.

И вот – 12 апреля 2017 года, президент Трамп в своём выступлении возлагает ответственность за обострение в Сирии на Россию, а Башара Ассада вообще обзывает животным.

Вот тебе, бабушка, и ... Дональд Трамп! Это уже не эрдогановский удар в спину, это пинок по другому месту.

Какая-то часть казённых политологов бросилась оправдывать Трампа, уж больно дорог им светлый образ "друга России", занявшего Белый дом, который они сами же и намалевали. Он, дескать, поступил так не из враждебности к нам, а чтобы показать свою крутость однопартийцам-республиканцам и досадить своему предшественнику Обаме, подчеркнуть его слабость и бездеятельность. Да и ущерб ассадовской базе нанесён небольшой, часть "Томагавков" вообще не долетело до цели.

Но не успокоили все эти глупости нашу власть, в самое сердце уязвлённую трамповским вероломством. Мария Захарова, главный рабочий рот российского МИДа, озвучила официальную позицию Кремля: "Силовые действия Вашингтона в Сирии – это серьёзная угроза не только для региональной, но и международной безопасности". А комментаторы с разных сторон говорят о сирийском кризисе, договариваются даже до того, что нынешняя ситуация серьёзнее, чем во времена кризиса Карибского. Впрочем, Бог милостив, может быть и прорвёмся, поживём ещё...

Одно стало ясно: Соединённые Штаты Америки подтвердили свой статус врага, того самого оруэлловского врага, без которого наша власть обойтись не может и с которым "ни в прошлом, ни в будущем соглашение невозможно". А Дональд Трамп, скорее всего, не избежит участи быть человеческим воплощением "вражьей силы" и не раз удостоится гневных обличений из России, как и его предшественники.

И, наверное, есть в этом какой-то свой смысл, есть в этом что-то вселяющее надежду на то, что, как бы ни было плохо, самого плохого с нашим миром не случится. Поистине, лучше надёжный, верный враг, чем заклятый друг.

Дмитрий Павловский