На Ближнем Востоке уникальная ситуация – пока одни реставрируют исламское средневековье, другие принудительно эмансипируют женщин. Воспользовавшись ослаблением Сирии, раздираемой войной и интервенцией, местные курды создали квазиавтономию Рожава. С юга им угрожают исламисты, на севере – неоосманская стратегия Эрдогана, а на западе Иракский Курдистан. Германские социологи выпустили первое исследование опыта демократии в условиях осады и террора.

"Место происшествия – Курдистан"

Почему курды убивают друг друга? В Рожаве активисты Демократической партии Курдистана и курдские исламисты одновременно взрывают и стреляют в тех, что называют себя левыми революционерами, запрещают женское обрезание и вводят в школах курсы родного языка. Впрочем, знающие люди говорят, что Рожава – это проект Рабочей партии Курдистана (РПК) Абдуллы Оджалана, на которую в ЕС и США повесили ярлык "террористов".

Весной 2014 года леваки-социологи из Германии: Аня Флах, Эркан Айбога и Михаэль Кнапп – один из них, правда, турецкий курд – отправились на Ближний Восток. Они действовали в рамках инициативы "Место происшествия – Курдистан" (Tartor Kurdistan). Проект был вызовом против политики Европейского Союза по демонизации курдского сопротивления и оказания военной помощи Турции. Исследователи искали ответы на вопросы – что делают курды в Сирии и Ираке, для книги "Курдистан: реальная демократия в условиях войны и блокады". В итоге: "За четыре недели мы взяли 120 интервью".

Ближний Восток с Междуречьем – колыбель цивилизаций. Их автохтонное население, а "курды считают своими прародителями мидийцев", подавили мусульмане: арабы и турки. После Первой Мировой войны, в которой Англия с Францией разбили османов, как победители, они на карте по линейке начертили границы арабской Сирии и Ирака. Курды оказались народом, разорванным между четырьмя странами. Сейчас их в Сирии 3 миллиона человек, в Турции 20, в Ираке 5,6 и Иране 8,4 миллиона. Только после захвата американцами Багдада в 2003 году, Башур (иракский Южный Курдистан) де-факто стал независимым. Рожава (сирийский Западный Курдистан) вышла из-под контроля Сирии из-за нынешней этноконфессиональной войны.

Из-за своих геополитических интересов Запад никогда не поддерживал курдов в странах, кроме Ирака. Когда Бакур (турецкий Северный Курдистан) бунтовал в 1980-1990 гг., НАТО поставляло Анкаре оружие: "Кадры с убитыми партизанами и мирными жителями, которых волокли танки, произведенные в Германии. 17 тысяч человек были убиты "неизвестными злоумышленниками" (парамилитарис), разрушено 4 тысячи деревень, 10 тысяч человек брошено в тюрьмы". В 20 веке в Турции уже были замучены 1,5 миллиона армян, 750 тысяч ассирийцев и 500 тысяч греков. Когда международные исламисты открыли интервенцию в Сирию в 2012 году, Запад применил против страны санкции. Однажды Сирия, в которой курды всегда ущемлялись, воевала на стороне США против Ирака: операция "Буря в пустыне".

Барзани: дружба с Турцией и блокада курдов

Первое государство курдов исследователей не впечатлило. "Иракские" курды ругали режим Демократической партии (ДПК) Махмуда Барзани: "Даже хлеб и фрукты приходится завозить из-за границы. При мяснике Саддаме лучше жилось". Башур пошел по пути арабских монархий: деньги от добычи нефти номенклатуре (от 500 до 3500 евро в месяц на мужчину), работа – мигрантам из Бангладеша и Филиппин, к которым "зачастую относятся как к рабам". Полвека партизанской борьбы курдов, казненные саддамовским БААСом пленные и разоренные поселения – все, оказалось, ради паразитической экономики под клан Барзани.

На фронте с Исламским государством у ДПК дела еще хуже, чем в тылу: армия Барзани, 200-тысячная хваленная пешмарга, отдавала противнику огромные территории Ирака в 2014 году без боя, чтобы нанести урон конкурентам из "Патриотического Союза Курдистана". Работорговля езидскими женщинами – это последствие бегства барзанистов, сопровождавшегося грабежами местных. Немецкий репортер Юрген Тоденхёфер, будучи в Мосуле, фиксировал рассказы бойцов Халифата о торговле оружием пешмаргой.

Граница между Сирией, которую контролирует РПК, и Ираком, что занята ДПК, закрыта. Барзани проводит блокаду Рожавы. Абсурдность ситуации на первый взгляд. Но режим в Башуре исполняет линию Анкары, которой продает сырую нефть. "Несмотря на то, что Барзани заявляет о независимости Курдистана, он уже давно стал полуколонией Анкары", – комментируют исследователи. Военное крыло ДПК даже принимало соучастие в убийствах турками партизан РПК в Ираке.

На территории Сирии, взятой под контроль ополченцами Рожавы, агенты ДПК организовывали взрывы, чтобы вызвать конфликт арабской и курдской общин. Также режиму ДПК важно перетащить часть населения Рожавы в Башур. В дни терактов блокада ослаблялась, чтобы охваченные паникой люди бежали. "В лагерях беженцев их мучает пешмарга, принуждают к проституции. Правительство предлагает не надежды, а тюрьмы", – отмечают соавторы. Один из барзанистов, убийца пяти, а возможно и шести человек, был арестован, но не казнен, а посажен в тюрьму.

Курдские же исламисты в Сирии – есть и такие, как "Бригада Азади", лояльны ДПК и сражались плечом к плечу с бандами "Свободной сирийской армии", "Фронта ан-Нусры" и отрядами Халифата против курдских автономистов. Фактически, курды-исламисты под покровительством спецслужб Турции.

Рожава: оливки и джихад

Сирия, освободившись от Франции в 1946 году, взяла курс на арабизацию. Нелепость: ментальность огромной части населения неблизка арабским традициям. "Партия арабского социалистического возрождения" (БААС) в 1960-е запретила курдам изучать свой язык, их лишали гражданства (отняли от 120 до 350 тысяч паспортов), а езидов насильно исламизировали. Армянам и ассирийцам тоже пришлось нелегко. Прожекту положила конец война, когда арабский мир в 2012 году выплюнул в Сирию десятки тысяч исламистов.

На севере Сирии в кантоне Джазира качали нефть, собирали огромные урожаи пшеницы (50% сбора страны) и оливок. Но мукомольных заводов там не держали, а чтобы посадить дерево, крестьянину надо было брать разрешение у трех инстанций режима: "Рожаву использовали как внутреннюю колонию для эксплуатации". Обнищавшие курды, у которых конфисковывали землю в пользу арабов-переселенцев, уезжали в Алеппо (500 тысяч) и Дамаск (600 тысяч).

Линия БААС менялась. В 1980-е был роман Хафеза Асада с Абдуллой Оджаланом: в Сирии возникли базы РПК. После завершения Холодной войны, Оджалан в 1999 году был слит Хафезом Асадом Турции, за что Анкара ныне не устает благодарить Сирию Башара Асада "гибридной войной". Особенно тяжело пришлось сирийским курдам в 2004-2011 годах. Курдских политиков убивали спецслужбы Турции, Сирии и ДПК. Но подполье выжило.

Когда в 2012 году Сирию атаковали исламисты, РПК уже поменяла идеологию с левого национализма на демократический автономизм. Ослабленная армия (САА) не стала помехой, и после мелких стычек подготовленные ветеранами РПК "Народные силы самообороны" Рожавы с июля начали лишать Дамаск территорий. Дамаск отказался отдать политзэков и поступал по-разному. В Кобани отступил мирно, Африн потерял с трупами, в Аллепо еще долго шли стычки. В отличие от "оппозиции", курды пресекли погромы муниципальных зданий "режима".

"Мы не хотим, чтобы наши города были утоплены в крови", – говорили ополченцы, не пуская к себе банды "Свободной сирийской армии". ССА и прочие "Исламские фронты" предали Рожаву анафеме: арабский национализм гармонирует с теократией. Командиры ССА заявили: "курдов пора уничтожить". До этого "оппозиция" из понаехавших арабов и местных салафитов набросилась на ранее притесняемых БААС ассирийцев, 300 тысяч которых населяют Рожаву: "начались похищения и убийства бизнесменов, монахинь и известных людей". Теперь в ополчении Рожавы много ассирийцев-христиан, их подразделения называются "Суторо".

Из Сирии в Рожаву устремились сотни тысяч ассирийцев, христиан и арабов, спасаясь от джихада, проводимого "оппозицией".

Легкая пехота: фронт везде

Реальная оппозиция – это трупы и забитые политзэками тюрьмы. В итоге: автомат рождает власть – это правило было реализовано в ополчении Рожавы, где женщины наравне с мужчинами. Легкая пехота из добровольцев. Мужчины, сами стирающие себе и готовящие еду. За революцией последовали бои с "сирийской оппозицией" и Халифатом.

Провозглашение автономного правительства Рожавы в составе Сирии, возмутило османскую душу. Из Турции в ноябре 2012 года вторглись отряды ССА, "ан-Нурсы", ИГ – 3000 боевиков. Последовала резня в Серекании и исход армян, ассирийцев, курдов и арабов, а джихадисты увезли обратно два грузовика археологических трофеев. Европейские политики не пошевели и пальцем. "По этому вопросу нет надежной информации", – заявило правительство ФРГ, которое, как заключают авторы: "к атакам на Рожаву относится терпимо". "Мы видели, как формирования джихадистов встречались на границе. Страна, из которой они выехали, член НАТО, и на расстоянии 30 километров от этого места размещаются немецкие солдаты", – отмечают в книге.

И террор исламистов против езидов Сирии и Ирака, также, безразличен Евросоюзу – оружие шло "сирийской оппозиции", а не курдам: "Езиды досадуют, что Европа больше стимулирует их к эмиграции, чем помогает безопасно жить на родине".

Одновременно с новыми атаками исламистов летом 2013 года Башур установил Рожаве железный занавес: "Демократическая автономия это вызов неофеодальной системе ДПК". Ополченцы гибли, шли беженцы, но: "По информации Красного Полумесяца, границы Южного Курдистана закрыты для гуманитарной помощи".

Серьезным врагом стал Халифат. В сентябре 2014 года "черные" с бронетехникой и артиллерией пошли на штурм приграничного с Турцией города Кобани, убивая жителей. Ранее городок дал 250 мучеников: часть их погибли в акциях РПК против Турции, другие – в тюрьмах Сирии. Синхронно Анкара ввела блокаду: попытки волонтеров попасть в Кобани напоролись на избиения турецким спецназом, а танки Эрдогана нацелились на тыл курдов. Под давлением мнения общества в Европе США отбомбило Халифат: атака выдохлась.

Кроме фронтового ополчения, в Рожаве есть тыловые силы безопасности "Асайш" (месячная зарплата 125 долларов). Но у курдов нет, ни артиллерии, ни бронечастей. Исламисты оснащены лучше. Война уже стоила Рожаве порядка 2000 убитых ополченцев (за 2014 год погибло 600 бойцов, а в 2015 году еще 680 человек): "Этих смертей не было бы, если бы страны Запада, Персидского залива и Турция не вооружали наиболее радикальные фракции сирийской оппозиции". Есть и такая статистика войны за Рожаву: "из 587 джихадистов, взятых в плен в 2013 году, лишь 91 человек были сирийцами".

Подсчеты курдами урона противнику не стоит воспринимать всерьез – ежегодные заявления о 5-6 тысячах трупов исламистов. То же самое было у военных в Ираке, Чечне и на Донбассе. Минус книги соавторов – пафос в описаниях боев. Локальные перестрелки трактуются как битвы. Так 6-месячная возня за Сереканию обошлась революционерам в 35 убитых.

Повседневная жизнь автономистов

Если верить авторам, то Рожава – это первый за десятилетия революционный процесс без идиотизма. Никого не гонят маршировать за догмы, классовые эксперименты не ставят. Впрочем, некоторые говорят, что не сядь Оджалан, было бы не миновать "революционных перегибов". "Дядюшка Апо" делал глупости: из-за его мирных переговоров в тюрьме с Анкарой, турки нанесли удар РПК – погибло 500 партизан.

Рожава – это эмансипация: 40% должностей были отданы дамам, введены нормы двойного руководства мужчинами и женщинами: "в образовательном секторе доля женщин от 70 до 90 процентов". Вне закона мужское насилие в семьях, женское обрезание, гаремы, а смертная казнь отменена. Суды уже выборные, и отделены от государства. Судят еще по законам Сирии, но исключают нелепые. "В Южном Курдистане убийства чести – обычное дело, в Рожаве их число значительно снизилось; идет на убыль преступность, особенно, число краж. Рожава остается самым безопасным местом на Ближнем Востоке", – констатируют левые социологи.

Еще в Рожаве несколько официальных языков: курдский, арабский, арамейский и др. Временное правительство (Народный совет) возглавляют: курд, ассирийка и араб. Иерархию чиновников заменили многоступенчатыми народными советами.

Экспроприации земли в Рожаве не произошло, по словам исследователей. Спекуляцию нефтью и мукой запретили – установлены фиксированные цены. Любопытно, что имеется торговля с регионами Сирии, занятыми интервентами-исламистами или правительством. Война – войной, но деньги, есть деньги.

Вопреки блокаде Турции и Башура экономика Рожавы не пришла в коллапс. Появились мукомольные и нефтеперерабатывающие заводы, легкая промышленность. Стимулировало отсутствие импорта. Но в здравоохранении: "Последствия эмбарго ужасны, а раненые бойцы часто умирают, потому что им не оказана неотложная помощь". Медицина в Рожаве волонтерская или частная, прием к врачу в автономии либо бесплатный, либо стоит 1 доллар.

Но примечательно, что в переходный период города Рожавы утонули в мусоре. Отходы нефтепереработки сливают в и так грязные реки, используемые курдами Турции как мусоропровод. Восток остается собой. Революционный процесс РПК и все курды – не тождественность. Часть курдов Бакура (турецкий Северный Курдистан) самозабвенно живут патриархатом (для светских, нерелигиозных, турок, они – "дикари с гор"), а езидские ОПГ в России стали недоброй славы притчей в языцех.

Впрочем: "Рожава – это революционный проект, значение которого не меньше, чем Испанская республика 1930 годов". В наши дни ярлык революция лепится непонятно к чему: брожение на улицах – уже "Белоленточная революция". Революция же – это восстание, изменение политического строя и реформы. Что и есть Рожава.

После войны?

Описание Рожавы и Иракского Курдистана актуализовано 2014-2015 годами; на русском книга вышла в декабре 2016 в левом издательстве "Радикальная теория и практика". Полезный обществу перевод Дмитрия Петрова не всегда гладкий.

За два года курды увеличили территорию, отодвигая Халифат на юг. Под управлением Рожавы оказались арабские земли: из Хасеке сообщают о притеснении жителей и нападениях на сирийских армейцев. В то же время, в кантоне Африн курды сотрудничают с Дамаском. Турция уже нагло обстреливает Рожаву, в турецком же Северном Курдистане полыхает война, а в тюрьмах Эрдогана тысячи узников.

Выстоит ли курдская односторонняя автономия в Сирии? В 20-21 веке мир упорно строил мононациональные государства. Проходили этнические чистки: в Турции, в Восточной Европе, в Африке, на Балканах, в Чечне... После мировых войн их "тонко" называли репатриациями. Некоторым дали национальные автономии: Испания баскам и Китай тибетцам. Но турки и арабы продолжают ассимиляцию меньшинств.

Рожава? Она не очень нужна большим политикам. США прислали горсть вооружения и забыли. Россия дружит с Турцией, которой дали часть Сирии, где армия Эрдогана бодается с вчерашними "побратимами" из Халифата. Евросоюз не вводит санкции против Анкары после убийств тысяч курдов в Бакуре и уничтожения курдских памятников (Халифат тут не одинок). Армия Сирии медленно выдавливает исламистов, а ополчение Рожавы, так и осталось легкой пехотой.

Максим Собеский