— Андрей Андреевич, как вы прокомментируете убийство Вороненкова, которое произошло сегодня в Киеве?

— Что тут можно сказать: мы все помним знаменитое путинское изречение о том, что есть враги, а есть предатели: с врагами я могу договориться, а предателей я уничтожаю.

Основная версия, без сомнения, — это то, что Вороненков был убит по приказу из Москвы. Это преступление выглядит как классическое "сакральное убийство". Помните, Путин рассказывал, что некие "враги" готовятся убить лидеров оппозиции, вскоре после чего и был убит Борис Немцов.

А сейчас некий российский военный обозреватель Жилин на протяжении месяца распространялся на тему, что, дескать, кровавое СБУ готовит убийство Вороненкова и Максаковой. Кстати, немаловажная деталь, что в эту гостиницу они должны были идти вместе (это рассказал Илья Пономарев), и Максакова отказалась в последний момент.

Вы обратите внимание на истерию, которая охватила российские каналы после сообщения о гибели Вороненкова в Киеве. При всем уважении к покойному, он был личностью не такого уж большого масштаба, чтобы весь российский агитпроп буквально встал на дыбы. А тем не менее по всем каналам на протяжении многих часов шли бесконечные обсуждения его убийства. Ради этого телешоу, которые обычно выходят в 6-7 вечера, выходили в виде экстренных выпусков вне расписания — и все это лишь для того, чтобы истерически прокричать о том, что убийство Вороненкова это провокация СБУ.

Потом меня поразил еще один момент. Выступление Марии Захаровой: она была совершенно не похожа на себя. Она путалась, сбивчиво говорила что-то о том, что, дескать, "мы знаем, как пойдет следствие в Украине" — на нее страшно было смотреть. У меня есть только одно объяснение этому: они опасались, что убийца выживет и начнет давать показания. Видимо, это было бы катастрофой для них. Поэтому решили таким образом, в дикой падучей, информационно подстраховаться.

— А зачем было нужно столь наглое и демонстративное убийство, ведь у российских спецслужб есть богатый опыт политических убийств, замаскированных под естественные причины?

— Это сигнал всем тем, кого Путин называет предателями, и всем политическим эмигрантам в Украине, да и не только в Украине. Но в первую очередь не столько диссидентам, а именно тем, кто входит в категорию потенциальных отступников и предателей на самом верху. Ведь не секрет, что недовольство в верхних слоях так называемой элиты нарастает, и многие наверху наверняка думают о том, чтобы, подобно Вороненкову, говоря блатным языком, "соскочить". И показательная казнь Вороненкова — четкий сигнал этой публике, что соскочить никому не дадут.

Есть и второй возможный мотив — так называемое дело "Трех китов". Дело о контрабанде высшими чинами ФСБ, которое закрыл Путин и после создал "Следственный комитет" — целую структуру, параллельную с прокуратурой, во главе которой поставил своего однокурсника Бастрыкина.

— А насколько Вороненков был ценным свидетелем для Украинских властей?

— Я думаю, что его ценность как свидетеля по делу Януковича преувеличена. То, что Янукович — государственный преступник и так доказывает вся его деятельность. И я, честно говоря, сомневаюсь, что Вороненков мог лично присутствовать или принимать участие в мероприятиях, где обсуждались детали российской агрессии против Украины или аннексии Крыма. Я еще раз говорю о том, что уверен, что его убийство надо рассматривать именно как показательную казнь "предателя". Не потому, что он мог знать что-то особо важное по делу Януковича (хотя что-то, конечно, ему могло быть известно, особенно по делу о контрабанде ФСБ), а то, что он сбежал и после резко критиковал путинский режим.

— То есть фактически мы имеем дело с чисто мафиозным убийством?

— А чему тут удивляться, когда страной правит банда преступников. Отсюда и методы. Это не первое и не последнее убийство.

Андрей Пионтковский

rusmonitor.com