Флаги и алкоголь — эпизод "крымнашистской" акции у МГУ, 18.3.17. Фото: nasedkin.livejournal.com
  • 20-03-2017 (13:52)

Два мира — две акции

Блогосфера о митинге в защиту Петербурга и о проплаченных "торжествах" в день аннексии

update: 20-03-2017 (14:51)

Важной протестной акцией стал митинг в защиту Петербурга (речь шла далеко не только о судьбе Исаакиевского собора). Митинг был и осознанным, и искренним. В то же время в различных городах России проводились официозные митинги в честь трехлетней годовщины оккупации Крыма. В итоге СМИ нагло в разы увеличили численность массовки (в Москве 10 тысяч отметившихся и разошедшихся превратили в 150 тысяч!)

Александр Скобов:

"На митинге в защиту Исаакия на Марсовом поле народу было как минимум вдвое больше, чем в прошлый раз. Правда, за мои атеистические права с трибуны говорила только коммунистка Ирина Комолова. Но что понравилось — умеренным не удалось реализовать формулу "мы только за музей и ничего больше". Митинг явно превратился в площадку, где каждая протестная группа выходила со своим, и в результате говорили "обо всем". А это верный путь радикализации и политизации движения".

Валерий Соловей:

По теме
Реклама
Ранее
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

"Острие против острия

В России наметилось политическое оживление.
Это митинг в Питере и энтузиазм, с которым в провинции встретили призыв Навального выйти на манифестацию 26 марта. Реакция оказалась сильнее и обширнее ожиданий и вызвала насторожённость и даже испуг власти.

26 марта может стать важными психологическим рубежом. Если государство нарушает собственные законы, запрещая мероприятия и не предлагая альтернативы, то тем самым она толкает общество игнорировать запреты. Преодоление запретов становится началом конца власти".

Татьяна Маршанова делится видео митинга в Петербурге:

Даниил Коцюбинский:

"...Главным лично для меня явилось то, что впервые за все постперестроечные годы оппозиционный митинг обошёлся практически без апелляций к Кремлю. Ни "Россия без Путина!", ни "Путин, помоги!". Вообще ничего. Как будто и нет его, Путина вовсе.

И не в том дело, что говорить о Путине стало вдруг страшно. О Медведеве тоже почти не упоминали. Один раз вскользь, когда речь зашла о том, что он хамски не ответил на личное обращение Даниила Гранина по поводу Публичной библиотеки. В другой раз фамилии Медведева и Путина назвала заслуженная артистка РФ Лариса Дмитриева, зачитавшая Письмо блокадниц к петербуржцам, где о президенте и премьере было сказано: "Неужели им не стыдно?"

Да и о России как таковой тоже на митинге почти не вспоминали. Зато о Петербурге говорили много, восторженно и взахлеб. И не как о "культурной столице России" (хотя митинг был посвящен теме культурного наследия), а как о великом городе, который вынужден отбиваться от налетающей на него откуда-то извне номенклатурной саранчи.

И здесь не было, я уверен, никакого "злого сепаратистского умысла". Просто всем вдруг стало "ясно, как простая гамма", что путинское самодержавие — не более, чем политический блеф. Не в том смысле, что власть не может наслать ОМОН и оттащить на цугундер кого угодно, когда угодно за что угодно. А в том смысле, что исчезла вера (идиотичная с самого начала, но ведь долгие годы она сохранялась!) в то, что "царь-батюшка" может, если сильно его об этом попросить!, — цыкнуть на нерадивых бояр — и те вдруг враз прикинутся радивыми.

Вера во всемогущего автократора, способного до бесконечности повторять фокусы "а ля пикалёвское чудо" — тихо и незаметно скончалась. И у дальнобойщиков, и у петербуржцев, и, смею предположить, у значительной части российского общества.

Москва перестала восприниматься как грозный и в то же время желанный источник возможных преференций и адресных благодеяний. Она стала просто "знаком беды". Госдума превратилась в "Госдуру". "Столичные чиновники" — в абсолютно негативно коннотированный мем. Каким накануне 1917 года были в России "тёмные силы" (под ними понимали тогда императрицу и Распутина). То есть, по сути, в протестно мобилизующий миф.

Парадокс в том, что личный рейтинг Путина — по прежнему высок. Но вот рейтинг российского самодержавия — стремительно тает. Подобно тому, как тает айсберг, заплывший вдруг в экваториальные воды. И наверху этого тающего айсберга — роскошный трон великого правителя "с высоким рейтингом"..."

Светлана Гаврилина:

"Как-то один мой друг еще в СССР, проучившись лет 9 на заочном отделении питерского филфака (разгильдяй был, но о Пушкине, Достоевском и Леониде Андрееве знал все, а еще в поисках смысла жизни одно время был пастухом в Пушгорах, завклубом там же, от первого брака у него были занятные родственники — тогда я впервые услышала про людей из тогдашнего окружения Александра Скобова) решил поступить в технический вуз. Там он писал вступительное сочинение, тема была "наш современник". Это был довольно глубокий Советский Союз, напомню. Он — поскольку был разгильдяй — сел и начал писать: "Утром в курилке филфака ко мне подошли Светка Гаврилина и .Серега Ясенский..." Дальше про кофепития, про читалку, про ругань по поводу литературоведческих вопросов... А был этот друг тогда дико красив и по мнению многих, сексапилен. И девушка, ходившая по рядам во время экзамена, заглянула в его писания и зашептала: "Ой, надо же про БАМ или освоение космоса..."Друг полминуты подумал и закончил сочинение: "конечно, мои друзья не ездили на БАМ и не летали в космос, но я считаю их своими достойными современниками"
Это я почему вспомнила? А вот была я сегодня на митинге. И там встретила своего собственного сына с его женой, кучу народа под ингерманландским флагом, коллег из разных изданий, университетскую подругу, фигову тучу разных людей. рассказали мне, что в некоторых школах было объявлено крымнашское мероприятие, но родители отказались туда отправлять детей, а привели их на митинг. Перемыли косточки смольнинским трудящимся и их пособникам в депутатнике (по делу и при полной достоверной инфе). Слегка замерзли. Обсудили уместность или неуместность той или иной обуви на массовых мероприятиях. О да, мои друзья и близкие — не депутаты, не политики и не великие деятели культуры, но я считаю, что самые-самые главные в городе — это они".

"Нашла чем удивить. Встретила сына на акции в защиту города. Вот если бы ты своего сына встретила на акции крымнашистов, тогда бы да, было бы удивительно. А так вроде нормально всё", — пишет Эргил Осин.

Совсем иные настроения царили на мероприятиях в день аннексии Крыма.

Ольга Кортунова:

"Занимательная арифметика крымнашизма".

"Толку много. Официальная статистика минус реально пришедшие и оплаченные — это весьма неплохой навар. Отчитываемся по официалу, платим по реалу, разницу в карман", — пишет Андрей Лычагин.

Андрей Шипилов:

"В МГУ проходит студенческий праздник, посвященный краже Крыма у Украины. На снимке — счастливые студенты, вышедшие из своих келий разделить радость со своим Великим вождем..."

"И недорого", — замечает Елена Русакова.

Алексей Наседкин:

"Честно говоря, протискиваться через рамки и вливаться в людское море с ароматами перегара и пота, где буквально яблоку негде было упасть, желания не возникло, поэтому я ограничился наблюдением за шедшими гражданами снаружи.

Весна! А радости на лицах как-то немного...

Дело в том, что до этого я был на Арбате, где праздновали День святого Патрика (о нём я расскажу завтра). И такого контраста между двумя массовыми мероприятиями, я не видел, пожалуй, никогда. Люди, как будто с двух разных планет.

А людские потоки не прекращались. Но, что самое интересное, не только в направлении МГУ. Как ни странно, огромное количество народу уже в районе 17.00 разъезжалось по домам. Неужели шоу не понравилось, не успев начаться? Или просто надо было отметиться?"

"Крым любят исключительно бюджетники — студенты и работающие. Они же и митингуют", — пишет Владимир Козионов.

Юрий Христензен:

"Белгород, сегодня. Оказывается, это было только начало. В мире есть еще десятки стран, на территории которых живут "разделенные народы России".

"Это НОДовцы. Видимо, последние корчи перед окончательным сливом. К нам на митинг по Исаакию тоже подходил вчера такой экземпляр: никак не мог понять, почему мы "крымнаш" праздновать не хотим", — замечает Егор Седов.

Глеб Бараев цитирует сообщения СМИ:

"В Казани 18 марта в этом году не было митинга в честь оккупации Крыма.

Журналисты различных изданий еще в начале недели обратилось с запросом в мэрию Казани, чтобы выяснить, будет ли в городе проводиться митинг, когда и кто его организатор. Сегодня в пресс-службе мэрии корреспонденту "Idel.Реалии" заявили, что "по поводу митинга нет никакой информации". А по поводу запроса издания в мэрии заявили, что "возможно, ответа вообще не будет".

Вместо этого будет проходить патриотический фестиваль молодежных организаций "Крымская весна" в здании Национально-культурного центра "Казань". В мэрии заявили, что об этом ничего не знают и обращаться с вопросами об этом стоит в сам Центр. В НКЦ "Idel.Реалии" подтвердили, что планируется "концерт аппарата президента".

Максим Калиниченко:

"Вся суть расеянской пропаганды,они даже такой культовый фильм и то нормально снять не могут. Показали в фильме штурм спецназом ФСБ моей квартиры в Петербурге — якобы это брали вооружённых бандеровцев в Крыму во время тех событий".

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Блог
Казнить, нельзя помиловать!
Дадаев. Фото: golosislama.com