Разгром, разгром, разгром.

Они сидели под звездами Кремля — ждали и надеялись под зелёной сталинской лампой, что Вилдерс победит, Европа вновь, как после "Брекзита", зашатается, их французская "Мариночка" получит глоток кислорода и рванется к победе на апрельских выборах во Франции.

Словно карикатурный Ленин в фильме Ежи Кавалеровича "1920" они говорили: "Сегодня Голландия, завтра Франция, затем разделённая Европа и, наконец, весь мир!".

Они хотели такого разделённого европейского мира, который позволит им обогащаться на России, править в России, передавая влияние и власть своим детям, — вечно. Они хотели красть, врать и лицемерить — разделять и властвовать. Голландия должна была вчера поднять победное знамя их вчерашнего Трампа в Европе.

Не вышло. В два часа ночи по Москве пришли шокирующие вести, что их Вилдерс совершенно разбит и в беспорядке отступает. Продул "евразийский мир".

Отбой, отбой, отбой.

Рютте победил в Голландии. Объединённая Европа победила в Голландии. Европейская Россия победила в Голландии.

Но это — победа тактическая. Не стоит обольщаться. Правильнее будет сказать — Европа (а она сегодня может быть только единой Европой) в этот раз, как и в сражении за Австрию, — устояла.

Сегодня достигнута только передышка.

Ни одна проблема нашего мира не решена — социальное неравенство, отсутствие возможностей для большинства, недоверие людей к политикам, разделение мира и, главное — отсутствие образа будущего, к которому следует стремиться.

В Москве серое, холодное, победное мартовское утро взглянуло с улыбкой из-под нависших бровей-туч на город — просыпающийся от долгой зимы, ждущий яркого весеннего Солнца, необъятного неба, кипящий торопливо идущими на работу людьми — трудовым обществом, ограбленным воровской российской системой.

Погасла в Кремле сталинская лампа. Лимузины развезли по домам недовольных обитателей дома за стеной из красного кирпича. Евразийские гномы едут спать. Мир снова шагнул над их головами.

Алексей Мельников