Мак. Фото: mk.ru
  • 08-07-2015 (10:43)

Маковая левиафания

Блогосфера об осуждении на длительные сроки семьи владельцев кафе из Воронежа

update: 08-07-2015 (16:53)

Семья воронежских предпринимателей Полухиных приговорена по делу о булочках с маком более чем к восьми годам колонии. Предприниматели занимались выпечкой булочек с маком и продавали их в семейном кафе. Блогосфера обсуждает репрессивность законодательства и типичность истории для нынешней России.

Виктор Шендерович:

"Восемь с половиной лет за булочки с маком. И в общем, уже почти никакой общественной реакции. Привыкли мы к беспределу, устали. А что делать? Ну констатировать в сотый раз: "твари", ну перепостить информацию — и? Колесо на стопоре. Оно уже и не колесо, в сущности, поскольку стоит на таком стопоре, который не вынуть, не разломав обод в щепки. Увы, все это, по всей видимости, действительно закончится как-то очень не мирно, потому что они давно охренели от безнаказанности, и в этом охренелом состоянии теряют даже инстинкт самосохранения…"

Кирилл Шулика:

По теме
Реклама
Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

"Вообще 8,5 лет за булочки с маком имеют очень простое объяснение. Нужно выполнять план. Палочную систему никто не отменял. А кого брать? Торговцев спайсами, которые все города своими телефонами исписывают? Это сложно, работать надо. Цыган, которые торгуют наркотой? Так тоже сложно, тем более они и крышу иметь могут, это традиционная история. И что остается? Брать дела с потолка, а взаимодействие с судами отлажено.

Иначе как? Не будет уголовных дел, ФСКН разгонят, как и планировали".

"Это вам не 3 года под следствием в семикомнатной квартире и с найденным чемоданом денег, за который дают условный срок. Это не пара размазанных по крыльцу женщин, за которых дают колонию-поселение", — пишет Дмитрий Браверман.

Блогер davnym-davno:

"Это специально для тех, кто вообразил, что "Левиафан" — всего лишь кино, а в жизни так не бывает. А оказалось, что за булочки с маком можно получить реальный срок.
До 2007 года в России действовал ГОСТ 12094-76, допускавший содержание до 3% сорной примеси в пищевом маке. Затем появился новый ГОСТ Р 52533 — 2006 "Мак пищевой. Технический регламент" ,не допускающий сорные примеси как таковые. С тех пор все предприниматели, имеющие дело с пищевым маком, отданы во власть наркополицейским, которые могут отпустить (естественно — за взятку), а могут посадить, если несговорчив.
Именно это и произошло с воронежской семьей Полухиных, глава которой, отставной полковник, отказался платить за "крышу", стал активистом "Комитета за гражданские права", участвовал в слушаниях в Общественной палате РФ, баллотировался в муниципальные депутаты.
А наркополицейские без всякой борьбы с наркотиками кормятся с оборота пищевого мака. Начиная с 2007 года ежегодно возбуждается около 2 тысяч дел "по маку". До суда доходят единицы, а средняя мзда за прекращение дела составляет 5 миллионов рублей. Т.е. годовой коррупционный доход наркополицейских только по маку составляет примерно 10 миллиардов рублей.
А состряпать обвинение легко. В официальных документах Госнаркоконтроля закреплена позиция, будто бы в одном килограмме пищевого мака содержится 3–5 доз ацетилированного опия, в каждой булочке с маком — 1-2 дозы.
В деле Полухиных надежд на пересмотр приговора нет. Все попытки добиться в вышестоящей судебной инстанции отмены незаконных решений суда первой инстанции или замены судьи отвергались".

"С "наркоторговцами" Полухиными совсем уж криво у российского правосудия вышло. Даже если допустить, что они торговали маком с повышенным содержанием маковой соломки (скорее-всего так оно и было — 5 тонн слишком много для мини-пекарни), однако эту смесь они купили легально на открытом рынке — к оптовым продавцам претензий нет (наверняка это правильные коммерсы и исправно отстегивают ФСКН)", — пишет Эдуард Лехнов.

Екатерина Шульман:

"История настолько дикая, что хочется верить, будто это и вправду была семья драгдилеров, терроризировавшая весь Воронеж. И даже почитать какой-нибудь объяснительный текст на эту тему — обвинительное заключение, что ли. Но опыт общения с административной машиной подсказывает, что, скорее всего, это ФСКН очередной раз ищет под фонарем. Не наркоторговцев же ловить — во-первых, страшно, во-вторых, ненароком подорвешь свою же кормовую базу. Ловить не тех, кто опасен, а тех, кто не убежит — закон жизни всех правоохранительных органов, находящихся вне общественного контроля. Кстати, наши жуткие сроки за наркотики во многом списаны с американского законодательства времен War on Drugs — провальной клинтоновской кампании, заполнившей все тюрьмы США бестолковой молодежью, которой там было не место, и приведшей к — догадайтесь, чему? — к росту потребления наркотиков и расцвету наркомафии, а также самым удивительным политическим последствиям для колосящейся зарослями коки Центральной Америки. War on Drugs — это такая американская борьба с пьянством-1986, кончившаяся в итоге — догадайтесь, чем? — легалайзом. Но к воронежскому случаю даже это прямого отношения не имеет, поскольку там никаких наркотиков в помине не было, судя по всему".

Она же продолжает:

"Что удалось выяснить про жертв бомбежки Воронежа силами ФСКН. У них было два адвоката, благодаря чему Евгении Полухиной (это дочь главного фигуранта дела Александра Полухина) удалось выйти под залог. Дело, напомним, тянулось три года. Потом она решила, что будет бороться за правду сама, и от адвокатов отказалась. Может быть, к тому моменту у семьи уже денег не было — отец в СИЗО, бизнес разгромили. Тем не менее, адвокат, назначенный следствием — это живая смерть. Такой адвокат ВСЕГДА работает на сторону обвинения, тут даже сомневаться нечего. Вот они всей семьей и получили даже больше, чем просила прокуратура. Что теперь делать? Нужен новый адвокат, а лучше двое, для подачи апелляции и раскручивании всей сказки про белого бычка с начала — а точнее, с конца на начало".

"А полковник бывший Полухин честный, и денег не дал, бояться ему нечего было. Несправедливость — стала хронической темой. Но думать о ней не надо, думайте лучше об укрофашистах или, там, о взятии Берлина, о величии, о березках родных. О справедливости — не надо", — пишет блогер Ира Кагран.

Блогер geranim:

"Являясь военным пенсионером высшего офицерского состава, квалифицированным специалистом в вопросах тактики и стратегии, разрабатывал конспиративные методы с целью исключения возможности задержания".
Эдак вот найдут у подозреваемого детективы про Шерлока Холмса или Мисс Марпл и тоже напишут: "Пытаясь замести следы преступных деяний,изучал соответствующую криминальную литературу, где явно и четко описывались методы работы полиции, откуда подозреваемый и почерпнул способы уничтожения улик и вещественных доказательств. Эти факты несомненно играют не в пользу подследственного…"

Ряд блогеров смутило упоминание в деле (и статьях в СМИ) 4 тонн мака. Ситуацию поясняет блогер TOMAC2604:

"4 тонны мака.
Открываем в гугле рецепты булочек с маковой начинкой и видим, что на 1 булочку идет 300 гр мака.
Простым делением на 4 тонн мака на 300 гр и на, предположим, год, получаем 36 булочек в день.
Если, как верить статье, это было процветающее кафе, со стабильной выручкой, то ничего особо нереального здесь нет".

"Я знаю это дело. И не его тоже… Экспертиза нашла ноль целых несколько сотых соломки. Но на партию в тонну получается особенно крупный размер. И все. Это как с промилле. Ну не бывает в природе идеального ноля", — утверждает юрист Дементий Подольский.

Егор Седов:

По поводу осуждения семьи из Воронежа.
Добиваться пересмотра их дела нужно. Добиваться его, конечно, будут. Но…
Как будто оно, это дело, одно. Нет же!
А "ветеринарные процессы" помните? А суды над врачами по использованию обезболивающего?
Проблема, между прочим, общая. Проблема огромная.
И вопрос — а что делать?
А делать только одно: господам оппозиционерам поменьше тратить время на внутреннюю… скажем, борьбу идей. И озвучить в программах следующее: Как только мы придем к власти, тысячи и тысяч людей — не насильников, не грабителей, не убийц, конечно, — выйдут из тюрем. Нет, не так, как при Ельцине, который получил полноту власти в 1991-м, а предпринимателей выпустили в 94-м, а ровно со дня прихода к власти.
А еще тысячи и тысячи — не сядут.
А еще в день нашего прихода вся репрессивно-запретительская деятельность последних 15 лет должна пойти прахом — в одночасье. А там, глядишь, и до закона "нет статьи, есть реабилитация" рукой подать.
Вот как-то так. Борьба против репрессий, против репрессивного законодательства должна стать пунктом № 1 в любой оппозиционной повестке дня".

Михаил Пожарский:

"Подумал, что западная общественность может рассматривать современную российскую власть как идеальный прибор, показывающий, какие законодательные изменения хороши, а какие нет. Дело в том, что российская власть обладает уникальным нюхом — заимствует только самое дурное и авторитарное, ничего хорошего. И что же именно она заимствует? Копирастию, педофильскую истерию и war on drugs".

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...