Заключенные колонии в Копейске. Фото с сайта radiovesti.ru
  • 26-11-2012 (16:47)

Бунт обреченных

Блогеры о страшных событиях в копейской колонии

update: 27-11-2012 (00:39)

Блогеры активно обсуждают ситуацию в челябинском городе Копейск. Там уже несколько дней продолжается акция протеста доведенных до отчаяния бесчеловечными порядками заключенных исправительной колонии и их родственников, избитых омоновцами. Проводятся параллели с "бунтами" в исправительных заведениях в последние годы существованиях СССР и в ГУЛАГе в последние годы жизни Сталина.

"В эти минуты нарастают совершенно безумные зверства взбесившегося ОМОНа и спецназа, — пишет Иван Симочкин. — Началось с того, что порядка 100 заключенных ИК-6 ГУФСИН отказались заходить в жилые помещения и принимать пищу, выстроились на плацу в знак протеста против пыток в колонии.

Противостояние с каждым часом накалялось, прибыли ОМОН и спецназ для расправы над заключенными. На территорию колонии администрация не пропускала ни представителей ОНК, ни родственников, которых собралось у КПП порядка 300 человек.

Что происходит в колонии, никому толком не известно, но приходят сообщения, что слышны крики о помощи, зэки размахивают окровавленными простынями, начали вскрывать вены.

По теме
Реклама
Продолжение
Реклама
Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ

В это же время ОМОН стал избивать дубинками уже и родственников заключенных, член ОНК, координатор "Гулагу — нет!" Оксана Труфанова была повалена на землю — ей повредили ногу и голову. Впоследствии она и другие пострадавшие были доставлены в больницу, из которой фашисты-мусора теперь везут избитых людей на допрос в какое-то УВД. Колония полностью оцеплена и блокирована. Судя по описаниям, все это напоминает ад".

"Тебе эту систему не изменить", — говорил начальник отдела безопасности ИК-6 Щеголь Константин Геннадьевич перед тем, как удалить зубы и отбить мошонку заключенному Терехину, — рассказывает Изабель Магкоева. — Установка не сработала; зэки подняли бунт. И раз они не верят в слова Константина Геннадьевича, то я уж точно не буду. Всю ночь делала стенограммы рассказов заключенных о пытках в тюрьмах. Еще раз перечитала, как Леша сидел в СИЗО. Посмотрела видео, на которых избивают женщин в колониях. Видео, где мужики в шлемах бьют заключенных ногами и дубинками. Видео, где освящают церковь в копейской ИК-6, которая знаменита тем, что там могут выбить из любого человека какие угодно признания. Посмотрела про то, как ОМОН нападает на родственников, пришедших на родительский день. Прочитала несколько десятков жалоб на пытки. Вновь удивилась циничности правозащитника, который на камеру расспрашивает Даниила Абакумова, какой именно предмет ему засовывали.

Сейчас есть неподтвержденная органами информация, что убито 12 человек (это минимальная цифра, по слухам, там полные морги), въезд в Копейск закрыт. Как я понимаю, толпы журналистов там нет, и это большая проблема. Сегодня с 13:00 возле ГУ ФСИН на Житной, 14 будут пикеты против пыток, а с 18:00 мы будем очень громко зачитывать монологи людей, которые подвергались пыткам в местах лишения свободы. Могут задержать. Если задержали ни за что возле ФСБ, то я не вижу никаких причин для них не сделать то же возле ГУ ФСИН, тем более что история для нашей тирании опасная. Не хочется проводить время в автозаке, но это — та ситуация, когда я по-другому не могу поступить. Если задержат, буду в автозаке читать истории про пытки, обычно ментам такое нравится.

Я уже написала про права человека, но еще раз повторю:

если вы не выступаете против пыток, жестокости и полицейского государства — не стоит удивляться, когда Машу Алехину переводят в БМ, Андрея Лукьянова бьют по почкам, а нас избивают менты при задержании. И если вас посадят, то не надейтесь, что вам удастся избежать насилия, мы прекрасно видим на примере узников 6 мая, Pussy Riot и Ходорковского, что прессуют всех".

"Нечто подобное уже было в 2008-м, — обращает внимание Ирек Муртазин. — Правда, тогда события развернулись по более кровавому сценарию: вертухаи забили на смерть нескольких арестантов. Тогда тоже вначале во всем обвиняли зэков, но вскоре прокурор Челябинской области Александр Войтович был вынужден признать произвол администрации: "Сотрудники, неистово избивавшие зэков, могли быть в состоянии наркотического или алкогольного опьянения. Или же они вошли в раж. Всего по уголовному делу проходят шестнадцать обвиняемых. Сотрудники колонии обвиняются в совершении преступлений, предусмотренных пунктами "а", "б" и "в" части 3 статьи 286 ("Превышение должностных полномочий с применением насилия, с применением спецсредств, с причинением тяжких последствий"), части 4 статьи 111 ("Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевших"), части 3 статьи 306 ("Заведомо ложный донос") и статьи 316 УК РФ ("Укрывательство преступлений"). Санкции этих статей предусматривают до 15 лет лишения свободы".

А это откровения очевидца событий 2008 года: "Управление ФСИН по Челябинской области известно среди тысяч осужденных, как "гестапо". Это одна из самых жутких "управ" в России, и люди, получившие обвинительный приговор, готовы на что угодно, лишь бы туда не попасть. В 2008 году при мне в камере один зэк вскрыл себе живот и яремную вену, чтобы не поехать по "распределению" в Челябинск. И не поехал. Потому что умер".

После кровавых событий 2008 года вроде бы были приняты меры. Но ситуация кардинально не изменилась. И бунт, разразившийся в копейской "шестерке", возник не на пустом месте. "В колониях ГУФСИН Челябинской области процветают вымогательство и поборы, замаскированные под гуманитарную помощь, добровольно оказываемую родственниками осужденных. Не окажешь помощь, жди пыток, прессинга, издевательств. Избиения в системе Челябинского ГУФСИН после прихода нового руководства не только не пошли на убыль, но приобрели массовый характер.

Пытки — это следствие широкомасштабной кампании вымогательства денег с осужденных и их родственников сотрудниками колоний, —

заявил на пресс-конференции 14 августа 2012 года наблюдатель Общественной комиссии по контролю за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания граждан Николай Щур. — В июле 2012 года правозащитники получили сообщение о фактах избиения в ИК-6 нескольких заключенных. Их избили до такой степени, что руководство вынуждено было отправить их в тюремный лазарет в Металлургическом районе Челябинска. Правозащитники встретились с тремя избитыми, а с четвертым не смогли, он скончался. Ни труп погибшего Коровкина, ни медкарту им не показали. Но нашлись свидетели, которые видели, как сотрудники ИК-6 избивали накануне смерти резиновыми дубинками осужденного".

Зная все это, ничуть не удивляюсь бунту в колонии номер 6 Копейска. Бунту вроде бы бессмысленному и беспощадному. Только вот ведь в чем проблема. В колониях России уже давно назревает ситуация массового бунта, который вполне может охватить большую часть исправительных учреждений. Что будет делать руководство ФСИН да и страны, если это произойдет? На все колонии фсиновских ОМОНов не хватит. Бросят на подавление бунтов армию и полицию?"

"Бунт в исправительной колонии строгого режима № 6, расположенной в г. Копейске Челябинской области, руководство УФСИН и некоторые "защитники прав человека" (омбудсмены) пытаются представить как запланированную акцию злостных нарушителей порядка. А избиения ОМОНом родственников, собравшихся у ворот лагеря, и нанесения травм правозащитнице Труфановой, сообщившей о ситуации в ИК-6, оказывается, "вообще не было". Как якобы и не было пыток и истязаний заключенных в печально известных колониях Челябинской области, — пишет Олег Лурье. — 

Факты говорят об обратном. О пытках. Об избиениях. Об убийствах. О нечеловеческом отношении к заключенным. Факты говорят об АДЕ в отдельно взятых исправительных учреждениях Челябинской области.

Перед вами доказательства того, чего, по мнению начальства ФСИН, якобы не было.

Привожу показания осужденных, отбывающих наказание в той самой ИК-6 г. Копейска. Июль 2012 года. Сотрудниками администрации колонии зверски избит и искалечен заключенный Терехин Е.Ф. От него требовали отказаться от своих жалоб на беззаконие в исправительном учреждении. У осужденного повреждены ноги, зубы, половые органы и многое другое.

Этим летом в ИК-6 сотрудники страшно избили осужденного Коровкина. Именно об этом сообщили многочисленные свидетели, которые отбывали наказание вместе с ним. Сначала не выдержал Даниил Абакумов. Как только "вырвался" из колонии, оказавшись в одном из следственных изоляторов Челябинска, он рассказал проверяющим из ОНК, что есть такой заключенный Коровкин, который неоднократно жаловался на "прессинг" со стороны сотрудников исправительного учреждения, что его избили, и в связи с этим он попал в лечебное учреждение. Правозащитницы Валерия Приходкина и Дина Латыпова решили встретиться с избитым. Однако, прибыв в ЛПУ-3, они узнали, что он УМЕР! Точную причину смерти не назвали, но сослались на то, что у него имелся ВИЧ.

Вернувшись в СИЗО, они стали подробно расспрашивать Абакумова о том, что же все-таки произошло. Тот написал заявление в Следственный комитет и прокуратуру Челябинской области. Оказалось, что процесс избиения Коровкина он видел лично. Его показания были записаны на видеокамеру в присутствии помощника начальника ГУФСИН по Челябинской области Назаркина. Уже в тот момент стало ясно, что и над жизнью Даниила нависла опасность и что его нельзя этапировать обратно в ИК-6. Однако все получилось наоборот.

Несколько дней он отказывался принимать пищу — боялся, что его отравят. Членами ОНК и правозащитниками были написаны заявления в Следственный комитет РФ и Генеральную прокуратуру с требованием провести проверки фактов, изложенных Абакумовым, а также просьба оградить свидетеля от давления, обеспечив ему нахождение за пределами ИК-6. Обращение было перенаправлено в Челябинскую область.

И тут начались совсем странные события. Появилось еще несколько свидетелей. Это Олег Локтионов, аудиозапись обращения которого получили мои коллеги из "Гулагу — нет!", и Владимир Обухов, а на днях правду рассказал Анатолий Громов, старшина медицинской части колонии № 6. "Коровкина избил начальник отдела безопасности, — говорит он. — После избиения его принесли в санитарную часть, и меня под давлением заставили подделать документы, что Коровкин не подвергался избиению, а упал с лестницы. У осужденного по всему телу были гематомы, в том числе на лице и голове, впоследствии чего состояние Коровкина ухудшилось, и его госпитализировали в больницу, где он позже скончался. О каком контроле со стороны закона может идти речь, если сразу же после этого Даниила Абакумова перевели обратно в ИК-6, где поместили в ШИЗО (штрафной изолятор) и стали пытать оперативники и начальство?

После того, как Даниила перевели обратно в ИК-6, по его словам, сотрудники колонии его избили и изнасиловали. Кроме того, оперативники силой заставляли его подписать признание, что смерть Коровкина он выдумал, что ничего не было, что все это ложь и провокация.

То, что пережил Абакумов в ИК-6, врагу не пожелаешь! Он сам дает показания об этом на видеозаписи. А вот показания бывшего заключенного Михаила Ермураки, который подвергался не мене страшным пыткам. Он провел в заключении 13 лет и был освобожден условно-досрочно за (внимание!) один день до окончания срока.

Осужденные, содержащиеся в колонии № 6, как и в других подобных учреждениях, приговорены к лишению свободы, а не к пыткам, боли и смертям. Их же родственники, подвергшиеся нападению "усмирителей", всего лишь пытались защитить своих близких, над которыми нависла угроза физической расправы.

Я обращаюсь к главе Совета по правам человека при президенте РФ Михаилу Федотову с просьбой проверить приведенные мною факты пыток и издевательств над осужденными, отбывающими наказание в исправительной колонии № 6 Копейска Челябинской области. Именно эти и иные эпизоды нечеловеческого отношения к заключенным со стороны администрации колонии, по моему мнению, и послужили причиной акции неповиновения".

"Несколько дней назад сотрудники колонии избили нескольких заключенных и поместили их в ШИЗО, — пишет блогер iceaxe. — В ответ в субботу сокамерники избитых захватили вышку и потребовали встречи с наказанными. Они хотели убедиться, что те живы-здоровы. Но администрация на уступки не согласилась. В колонию стянут ОМОН.

Тогда заключенные на захваченной вышке вывесили плакат с надписью: "Помогите, люди!", который видно снаружи. Родственники заключенных, которых у ворот колонии собралось около 300 человек, подверглись нападению. Людей избивали палками и применяли другие спецсредства. Сами бунтующие заключенные молча, выстроившись в шеренги, по несколько часов, плотной массой стоят на морозе. Люди отказываются от пищи. Говорят, "сдохнем от голода или холода, но добьемся отмены пыток, издевательств".

Я смотрю за окно, и не вижу никаких многотысячных демонстраций, не вижу в новостях сообщений об уволенном начальнике ФСИН, сотрудников колонии, сотрудников всей ФСИН разом. Не слышу публичных извинений президента, которого я не признаю. Думаю, на ближайших выборах из-за этого случая власть в стране также не сменится.

Может быть, пора уже немного пожить при фашизме, где это все, как оказалось, возможно?"

"Пресс-службы ФСИН, прокуратуры и прочих силовиков могут говорить что угодно о происходящем в колонии, меж тем все признаки того, что там были серьезные нарушения со стороны ФСИН и потом ОМОНа, есть, — замечает Олег Козырев. —

  1. До сих пор нет свободного доступа правозащитников и СМИ. Что скрывать, если все нормально? С допуском прессы и правозащитников тянут обычно в одном случае — есть жестокие избиения и надо тянуть время, чтобы зажили раны либо можно было перевезли избитых куда-нибудь подальше.
  2. РИА "Новости" после прокола с видео с избитыми у стен колонии родственниками и правозащитницей превратились в пресс-службу силовиков. Уже заголовком идут новости про пострадавших омоновцев. По "Болотному делу" мы знаем, что про пострадавших силовиков говорят в тех случаях, когда есть серьезные факты избиений силовиками мирных жителей и когда встречной липовой уголовкой надо защититься от обоснованных жалоб на действия силовиков.
  3. Наконец, мы видели пострадавших у стен колонии и знаем точно про вранье в их отношении — вряд ли кто-то будет утверждать, что избитая правозащитница была пьяным парнем, как это утверждают силовые СМИ. А если врут про то, что было под стенами колонии, то врут и про то, что происходит внутри.

В принципе ФСИН надо распускать тотально, управление колониями поручить ОНК и правозащитникам с параллельной широкой амнистией. Старые тюрьмы и колонии сносить и строить человеческие. Такие, в которых преступность будет исчезать, а не плодиться. Если не можем сами — поручить строительство тюрем условным шведам и норвежцам. Ничего плохого в том, чтобы учиться, нет.

Одно ясно, Путин потерял контроль над всем. Даже в полностью подконтрольной ему сфере ФСИН — ноль перемен к лучшему".

"Обсуждения акции неповиновения в колонии Копейска обнажили ключевую, в общем-то, проблему, — отмечает ее человеческий аспект Илья Клишин. — Мы остаемся кастовым, сословным, классовым обществом, наполовину архаичным, наполовину постмодернистским. И идея всеобщих гражданских прав для нас все еще остается революционной. Это как-то, возмущаются комментаторы в Youtube, у зэков есть права. Да они же убийцы и насильники, нет у них никаких прав. Неочевидным для широких народных масс остается наличие неотъемлемых прав также у гастарбайтеров, геев, негров, женщин и вообще всех, у кого нет на машине мигалки".

"Избиение родственников осужденных в Копейске — весьма опасная тенденция, которую необходимо пресечь прежде всего самим силовикам, —

строит мрачный прогноз блогер begemot-0007. — Не родственники сидящих в копейской колонии осужденных совершали за них преступления, вся вина их в том, что они оказались их родственниками. Но такие действия властей дают своего рода моральное основание реальным противникам власти переносить огонь на родственников своих врагов. То есть ваххабиты в Дагестане откроют огонь по матерям полицейских, а радикальные нацисты в следующий раз вместо судьи застрелят его ребенка. Я повторяю, это крайне опасная тенденция".

Вы можете оставить свои комментарии к статье здесь

Дмитрий Разин

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Материалы раздела
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...