Глава ПЦ "Мемориал" Олег Орлов. Фото: с сайта hro.org
  • 10-10-2009 (16:26)

Моральное и материальное

Адвокат Кадырова расстроился из-за нежелания "Мемориала" взаимодействовать с властями Чечни

update: 10-10-2009 (17:35)

После того как 15 июля в Грозном была похищена и убита сотрудница "Мемориала" Наталья Эстемирова, глава этого правозащитного центра Олег Орлов обвинил в убийстве коллеги президента Чечни Рамзана Кадырова. Слова правозащитника были процитированы в заявлении, опубликованном на сайте ПЦ "Мемориал". Рамзан Кадыров заявил, что правозащитник нарушил его гражданские права, а позже подал иск к правозащитному центру и к Олегу Орлову о защите чести, достоинства и деловой репутации с требованием компенсации морального вреда. Свой моральный ущерб Кадыров оценил в 10 млн рублей.

На первом заседании по этому делу, 25 сентября, официальный представитель президента Чечни Андрей Красненков предложил "Мемориалу" и Орлову пойти на мировую. Красненков выдвинул следующие условия: правозащитный центр должен на своем сайте опубликовать опровержение оспариваемых утверждений Орлова, а Кадыров, в свою очередь, откажется от денежной компенсации морального вреда.

Однако адвокаты главы "Мемориала" отказались от соглашения.

В тот день также выступили Олег Орлов и свидетели стороны защиты. Глава "Мемориала" заявил, что ответственность президента Чечни распространяется также на систематические нарушения прав человека в республике. Орлов процитировал высказывания Кадырова на чеченском телевидении, в которых тот недвусмысленно называл боевиками правозащитников. Орлов также привел доказательства того, что Кадыров угрожал Эстемировой, это впоследствии подтвердили свидетели защиты: заместитель руководителя московского бюро Human Rights Watch Татьяна Локшина, сотрудница "Мемориала" Екатерина Сокирянская, представитель центра "Демос" Александр Мнацаканян и глава комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина. Кроме того, глава "Мемориала", комментируя обращение к президенту России Медведеву о том, что один из регионов страны возглавляет убийца, сослался на слова самого главы Чечни.

Смотрите также
Реклама
Справки
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

В многочисленных интервью российским СМИ Кадыров сам говорил о том, что участвовал в убийствах.

На заседании Красненков рассказал, обосновывая иск Кадырова, что президент Чечни испытывает нравственные страдания из-за того, что его публично назвали убийцей. Представитель Кадырова заявил, что убийство Эстемировой было выгодно правозащитникам, так как оно произошло накануне важной внешнеполитической встречи Медведева.

Второе заседание по этому делу прошло 6 октября. Интерес прессы к нему был подогрет заявлениями о невозможности работы в Чеченской Республике правозащитных организаций. Наверное, именно поэтому официальный представитель Рамзана Кадырова решил сделать так, чтобы свидетели обвинения выступили первыми. Это было странно. Сначала в зал зашел представитель защиты — главный редактор интернет-газеты "Кавказский узел" Григорий Шведов, а помощник судьи развернула его и попросила вызвать свидетелей обвинения. После этого Красненков попросил вызвать свидетельницу, которая может "предполагать, за что убили Наталью Эстемирову".

Председатель Северо-Кавказского миротворческого центра, член Общественной наблюдательной комиссии Аминат Мальсагова, по ее словам, была близкой приятельницей убитой правозащитницы. Дрожащим голосом Мальсагова стала рассказывать, как ездила в морг на опознание Эстемировой. Потом, немного успокоившись, описала несколько рабочих встреч президента Кадырова и правозащитников, в ходе которых

Наталья Эстемирова "сидела в самом дальнем углу, тихо писала, не задавала вопросов".

После встречи, по словам Мальсаговой, Наталья исчезала раньше всех. Эту идеалистическую сцену позже в вариациях обрисовали еще трое свидетелей обвинения.

В речи Мальсаговой впервые прозвучала фраза с интонационным ударением на словах "она в любое время спокойно ходила по Грозному, очень часто возвращалась домой одна". Надо ли говорить, что указанная фраза была повторена еще трижды, почти слово в слово? Лишь один раз Аминат Мальсагова обмолвилась о своем страхе: рассказала, как за два дня до убийства Эстемирова предложила ей заняться "острой" темой. Мальсагова отреагировала на это предложение однозначно: "Я не хочу, чтобы мои дети были бомжами!"

Также Красненкова, задававшего вопросы, интересовали "правозащитные" качества убитой. Можно сравнить фразу, произнесенную Мальсаговой: "Она была одержима... одержима результатами, считала, что мы должны распространять информацию... всю информацию оперативно", с фразой еще одной свидетельницы: "Она хватала все, что мы ей предоставляли, и сразу же отправляла".

Выступавшая следом Тамара Кагирова, руководитель организации "Поиск без вести пропавших", старалась не поднимать глаз от пола. Ее выступление было построено также: она рассказала о мирных встречах правозащитников с президентом по социальным вопросам; о поздних прогулках и о торопливости Эстемировой при отправлении сообщений в Москву. Повторно прозвучал и вопрос о платках, задававшийся и Аминат Мальсаговой. Кагирова трогательно говорила о традициях предков и об исключительной добровольности в этом вопросе. Адвокаты "Мемориала" "срезали" Кагирову, так как она, не будучи близкой приятельницей убитой, утверждала, что "абсолютно точно никаких угроз со стороны Кадырова Эстемировой не было, а если бы были — я бы знала". "Позвольте, если вы не знаете, это же не значит, что их не было", — упрекнули ее адвокаты. Кроме того, руководитель "Поиска без вести пропавших" ничего не знала о последних похищениях в Чечне.

Показания двоих представителей аппарата уполномоченного по правам человека в Чечне — Охлазара Зубайраева и Умара Джумалиева — были написаны почти под копирку: оба

в один голос уверяли, что Эстемирова не занималась реальными делами и не хотела идти на компромисс с чеченским руководством.

Подробно были описаны случаи "оперативного реагирования" покойной правозащитницы на срочные ситуации. При этом история Джамалиева о выселении и уничтожении некоего ПВР (пункта временного размещения беженцев) потребовала повторного допроса правозащитницы Светланы Ганнушкиной. Представитель уполномоченного рассказал, как Эстемирова кинулась звонить по этому поводу в Москву, а они отправились это проверить. "А там идет планомерная работа по ликвидации "пэвээров", – подчеркнул Джамалиев. Он также пояснил, что людей выселяли не на улицу, "а давали сертификаты на квартиру".

Ганнушкина, присутствовавшая при этом выселении, рассказала, что людей просто выгоняли в никуда, сертификаты же — это не сертификаты, а гарантийные письма на 18 тысяч рублей, на которые купить жилье просто нереально.

После Светланы Ганнушкиной продолжили выступление свидетели защиты. Григорий Шведов говорил о том, что после убийств правозащитниц — Натальи Эстемировой и Заремы Садулаевой — чеченцы боятся что-либо сообщать журналистам. А вот следующий свидетель защиты — член "Мемориала" Александр Черкасов — рассказал об ужасе Натальи Эстемировой после встречи с президентом Чечни. По его словам, правозащитница приехала в Москву в апреле 2008 года, через несколько дней после встречи с мэром Грозного, на которую пришел Рамзан Кадыров, и никак не могла прийти в себя. "Спусковым крючком" для главы Чечни, по словам Черкасова, стал наболевший вопрос об обязательном ношении женщинами платка, о котором Эстемирова высказалась в прессе. Наталья также рассказывала коллегам, что два часа Кадыров перечислял ее "прегрешения", кричал на нее и напоминал о дочери. Дополнил эту картину Черкасов историей о том, как после убийства Эстемировой, после угроз и слежки, был вывезен из республики коллега Эстемировой Ахмет Гисаев.

После Черкасова слово взял представитель Кадырова, попросивший приобщить к делу и, соответственно, зачитать некие материалы. Двадцать минут скучающие журналисты, адвокаты, судья и секретарь суда слушали монотонную скороговорку Красненкова о вещах, явно не имеющих никакого отношения к данному делу. Практически все уже забыли о его существовании, но тут в голосе защитника президента появились эмоции, заставившие журналистов спешно начать записывать его слова.

"Складывается впечатление, что деятельность этой организации ("Мемориала". — Прим. авт.) направлена на дискредитацию руководства Чеченской Республики. Оставьте Чечню и наш народ в покое, мы можем обойтись без вас", —

торжественно произнес он и шагнул к судье. — Посмотрите на фотографию Орлова: вот он выходит из суда. Посмотрите на его лицо! Он же доволен таким пиаром!" Тут Красненков резко повернулся к первой свидетельнице обвинения: "А вы их (показал на сотрудников "Мемориала") пожалели. Вы же сами говорили мне, что Ганнушкина — непорядочный человек!"

Когда представить президента вернулся на свое место под красноречиво громкий шепот, адвокаты "Мемориала" ходатайствовали о приобщении к делу диска с видеозаписями выступлений Кадырова и высокопоставленных чеченских чиновников с официально заверенным переводом на русский. Несмотря на то что ходатайство было удовлетворено, журналисты и зрители ничего не увидели и не услышали, поскольку ноутбук обступили судья и адвокаты-чеченцы, которые делали замечания по ходу. Не захотел смотреть видео принципиально вернувшийся на свое место через пять минут Андрей Красненков, объяснив это тем, что слова Кадырова вырваны из контекста.

За время перерыва представитель чеченского президента, видимо, запасся эмоциями. В ход пошла и "одержимость" Натальи Эстемировой, и обвинение "Мемориала" в нежелании защищать права человека, и отсутствие логики в словах защиты. "Они хотят получить право называть убийцей главу любого региона!" — закончил Красненков.

А вот адвокат "Мемориала" Сергей Давидис спокойно напомнил, что Рамзан Кадыров неоднократно сам называл себя убийцей,

поэтому слова Олега Орлова не могут задевать честь и достоинство президента Чечни. Кроме того, он отметил, что высказывания главы "Мемориала" — это частное мнение, право на которое, согласно Конституции, имеет каждый. Давидис также добавил, что Кадыров публично брал на себя ответственность за то, что происходит в республике, что и имел в виду Орлов, говоря о вине главы Чечни в убийстве Натальи Эстемировой.

Выступавшая следом адвокат Анна Каретникова объяснила суду, что правозащитники в первую очередь защищают права граждан, нарушенные государством, поэтому тем, кто не склонился под властью, в Чечне стало невозможно работать. По ее мнению, именно об этом и говорили как свидетели защиты, так и свидетели обвинения. Непосредственный защитник Олега Орлова Анна Ставицкая решила убедить судью решениями Европейского суда по правам человека по подобного рода делам. В приведенных ей решениях Евросуда четко указывалось на то, что должностные лица обязаны "обладать повышенной терпимостью к критике в свой адрес", поскольку они постоянно находятся "под прицелом" СМИ и общественности.

После этого Красненков сорвался на крик: "Правозащитники не хотят взаимодействия с властями Чечни!.. Кадыров пять лет терпел оскорбления! Хватит! Орлов хочет добиться права обращаться со словами как ему вздумается!" После этого последовал довольно резкий обмен репликами со стороной защиты "Мемориала", которую прервал удалившийся из зала суд.

Для принятия решения по этому делу суду потребовалось всего полчаса.

Судья потребовала у Орлова и "Мемориала" опровергнуть три фразы из четырех, а также выплатить моральную компенсацию в 70 тысяч рублей вместо 10 млн.

Главе "Мемориала" Олегу Орлову, вышедшему первым, досталось все внимание прессы, желающей узнать очевидные вещи: будет ли приговор обжалован и в каких инстанциях. Несколько замешкавшийся Андрей Красненков сиротливо подождал в стороне в окружении трех журналистов минут пять, заявил им, что моральное важнее материального, обиделся и убежал. Увидевшие это операторы с телекамерами кинулись за ним...

Анастасия Аксенова

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
  • 27-11-2019 (16:38)

Судья Сизинцева отказалась судить политзека Раджабова из-за территориальной подсудности

  • 10-11-2019 (10:14)

Фотоотчет первого дня Форума свободной России

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...