Виктория Работнова
  • 08-04-2008 (10:54)

Не удержаться

Почему люди голосуют за тех, кто принимает законы, а не за тех, кто помогает их изменить?

update: 07-09-2009 (16:49)

Возможно, оппозиция воссоздаст "Демократическую Россию" - движение, которое с конца 80-х боролось с монополией КПСС. Во всяком случае, именно такое предложение прозвучало на конференции, проходившей в минувшую субботу в питерской гостинице "Англетер". Вопрос лишь в том, возможно ли в нынешних условиях "воссоздать" те победы, которые некогда одерживала "Демократическая Россия", и то влияние, которое она имела на умы сограждан.

Надо сказать, что место проведения конференции было выбрано исключительно символическое. Именно с защиты исторического "Англетера" в Петербурге (тогда еще Ленинграде) началось массовое противостояние людей и власти. Демократы проиграли этот бой, но и победа властей (стоит напомнить, что среди руководителей тогдашнего Ленгорисполкома была и Валентина Матвиенко) оказалась пирровой, потому что здесь, на площади и начался процесс формирования гражданского общества.

Несогласные осознали, что их много, и расправили плечи, ощутив свою силу. "А теперь нас осталось мало, – грустно констатирует один из активных участников тех событий. – В ту пору власть еще, конечно, не собиралась капитулировать, но уже отступала понемногу. А нынешняя власть – наступает. А желающих теснить слабеющего противника всегда оказывается больше, чем тех, кто готов держать оборону, зная, что сила – не на их стороне".

Можно до бесконечности рассуждать о том, какие именно ошибки допустили демократы, получив власть, и получили ли они ее на самом деле. Но парадокс состоит в том, что большинство обвинений, которые звучат сегодня в адрес демократов, точно в такой же мере можно адресовать и нынешней власти. Несправедливая приватизация? Но тот передел собственности, который идет сейчас, ничуть не более справедлив. Обогащение горстки приближенных к власти предпринимателей, которым "отцы нации" дали возможность нажить миллиарды? Но именно за время путинского правления Россия вышла на второе место в мире по количеству миллиардеров. Спад экономики, развал промышленности? Но предприятия начали вставать на ноги еще в ельцинские годы, и уже тогда было понятно, что самый трудный период позади. Высокая инфляция? С какой скоростью сегодня растут цены, знают все. Но все это однако не мешает общенародной любви к президенту и партии власти. Конечно, их рейтинги ниже тех, которые "рисуют" им социологи. Но в том, что они существенно выше тех, которые были у Бориса Ельцина и, скажем, созданной в Кремле партии "Наш дом – Россия", сомневаться не приходится.

Смотрите также
Реклама
Справки
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

Отчасти этот парадокс объясняется сильным воздействием телевидения, которое изменилось именно при Путине. Сотрудники теленовостей старательно выискивают "позитив", которым щедро разбавляют "нехорошие" новости. Плюс россиянам с удовольствием рассказывают о возросшем авторитете страны на международной арене (забывая добавить, что Ельцин, наверное, тоже хотел бы выступить с резкими заявлениями, но в ситуации, когда баррель нефти стоил 17 долларов и страна остро нуждалась в валютных займах, не мог позволить себе подобного удовольствия).

Но главная причина, на мой взгляд, состоит в естественной тяге людей к стабильности. Большинство россиян, равно как, впрочем, и жителей других стран, вовсе не являются пассионариями. Они хотят спокойно жить, работать, воспитывать детей и планировать свое будущее. Они как могут приспосабливаются к существующим правилам игры и вовсе не заинтересованы в том, чтобы ведущие игроки, а, значит, и правила менялись. Страх Кремля перед "оранжевыми революциями" абсолютно беспочвенен, просто потому, что значительная часть наших сограждан боится великих потрясений не меньше, чем власть. "А почему в 80-е годы не боялись?" – спрашивают меня оппоненты. "А кто сказал, что не боялись?" – отвечаю я.

Приходит на память одна из самых известных песен Виктора Цоя – по сути, гимн перестроечных лет: "Перемен, мы ждем перемен". Так вот, в песне этой была одна строка, вопиющим образом выбивающаяся из контекста: "И вдруг нам становится страшно чего-то менять".

Вроде бы, нонсенс – сердца требуют перемен, ждем их – и… страшно. Но в жизни именно так все и было. В конце 80-х волна перемен взметнулась вовсе не по воле большинства – люди дали ей себя подхватить, понимая, что привычный мир все равно уходит, а каким будет новый, и куда их вынесет эта волна, не знал никто. Поэтому тревогу – более или менее отчетливую – ощущали практически все, ну, возможно, кроме самых толстокожих и непробиваемых пофигистов.

Пережить еще раз по доброй воле это плавание "в неизвестно куда" люди, мягко скажем, не стремятся. Это, разумеется, не означает, что их все устраивает. В ряде случаев ошибки власти настолько очевидны, что народ обращается к оппозиции и просит о помощи. Но – не надо заблуждаться, просит он именно об исправлении допущенных ошибок, то есть не о смене курса, а о его корректировке. Поэтому зачастую на выборах люди голосуют вовсе не за тех, кто им помог добиться корректировки принятых законов, а за тех, кто эти законы принимал. И в большинстве своем не верят демократам, которые, по их мнению, "обманули", "не справились", не "сделали всем счастье". И это недоверие сегодня прочнее, чем недоверие к "финансовым пирамидам".

Казалось бы, опыт МММ должен был раз и навсегда отбить охоту ввязываться в подобные аферы – но нет, и через полтора десятка лет находятся десятки и сотни тысяч (!) тех, кого он ничему не научил, и они вновь и вновь несут свои деньги жуликам, обещающим невиданные проценты. А вот демократам свои голоса не несут. И по всем опросам, число тех, кто придерживается демократических взглядов, в несколько раз больше тех, кто готов голосовать за демократов. Может быть, демократам надо тоже обещать 50 процентов годовых – и граждане ринутся в их объятия? Шучу, конечно…

В общем, я не верю, что новая "Демократическая Россия" сумеет стать массовым движением, одерживающим легкие и быстрые победы. Но из этого вовсе не следует, что ее не нужно создавать – скорее, наоборот.

Беда (не вина) демократов перестроечных лет состояла в том, что, оказавшись на гребне, они не могли "обуздать" волну. Они плохо представляли себе, что надо делать после победы над КПСС. У них не было кадров, способных перехватить рычаги управления. Они вынуждены были отдать власть, поскольку не знали, что с ней делать.

Новое движение имеет все шансы стать более профессиональным. Оно обязано четко сформулировать цели преобразований и способы достижения этих целей. И… смириться с тем, что возможность применить этот план на практике, возможно, представится лишь годы спустя.

Конечно, нужно учиться рассказывать о своих целях избирателям - и учиться не отчаиваться возможному равнодушию со стороны этих самых избирателей. Ибо дорогу осилит идущий. А жизни и свободы достоин лишь тот, кто каждый день идет за них на бой.

Виктория Работнова

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...